A feed could not be found at http://region51.com/feed/news/
Сто страниц истории к 100-летию Мурманска: Быть посему… / 1 ~ Mурманск, город-герой! Новости, достопримечательности, памятники, бензин, Wi-Fi
100-летний юбилей г. Мурманска

100-летний юбилей
города Мурманск

Столетие Мурманска в официальных документах

Всё о столетнем юбилее г. Мурманска в 2016-м году

Мурманск — город-герой!

Мурманск

Кольский полуостров, Северо-Запад России


Сто страниц истории к 100-летию Мурманска: Быть посему… / 1

Опубликовано
2902 дн. назад

У каждого города есть свои легенды. Это история, не написанная в учебниках и не увековеченная в бронзе памятников, а наше, пусть обывательское, представление о том, что нас незримо связывает с историей города. Но наряду с легендами есть красивые мифы, рождающиеся каждый день и обладающие невероятной живучестью. Вот и сейчас, в преддверии юбилея, витает новый миф об основателе города.

Узкая форточка

Накануне первой мировой войны широко отмечалось 300-летие Дома Романовых, напоминавшее по размаху и сценарию торжеств нынешний Год российской государственности. Празднования растянулись — уже в годы войны продолжалось награждение юбилейной медалью, отчеканенной к этому событию. Прошло три года, когда представился повод сделать еще один, пусть и запоздалый, подарок «к юбилею».

В 1916 году в далекой Семеновской бухте шло строительство порта, задействовавшее тысячи людей. Назрела необходимость упорядочить управление многочисленными разнообразными структурами — военными, железнодорожными, морскими, строительными, почтово-телеграфными… Напрашивалась мысль придать этому многолюдному новообразованию статус города.

И в верноподданных головах родилась аналогия: Петр Великий «прорубил окно в Европу» и украсил это окно, заложив новую столицу, названную в честь небесного покровителя — святого Петра. А спустя два столетия его потомок открывал выход в океан, и самое подходящее имя новому городу будет Романов-на-Мурмане. Правда, император Николай II не закладывал собственноручно город, и даже не выбирал на карте место будущего океанского порта, а лишь подписал на поданном министрами листе: «Быть посему». Спустя несколько месяцев так же обреченно Николай II подпишет сочиненную другими людьми бумагу — Манифест об отречении. И имя «Романов» навсегда исчезнет с карты Кольского полуострова.

А Мурманск еще долго ждал своего часа: город — не город, а скопище построек, складов, в которых только большой оптимист мог разглядеть будущие линии проспектов. Вот и получилась — не окно, а узкая форточка.

Бесплодные дискуссии

Сегодня кажутся очевидными просчеты царского правительства, уделявшего крайне малое внимание освоению Кольского Севера. Однако не стоит считать наших предшественников менее дальновидными, чем мы сами. Наверное, спустя десятилетия нашим потомкам будет так же трудно понять, по какому злому умыслу или недомыслию в течение нескольких лет «растворились» создаваемые десятилетиями напряженного труда в тяжелых условиях Севера крупнейший в мире рыбный порт и самый большой в мире город, построенный в Заполярье… И тогда, давя в себе комплекс неполноценности от осознания непоправимости утрат, будут убедительно оправдываться, говоря о командно-административных методах, использовании дармовой рабочей силы, гигантомании и прочем «наследии советской экономики».

В 1899 году был торжественно открыт новый город, названный в память умершего за пять лет до этого императора Александровском-на-Мурмане. Но это событие надолго оставалось лишь ярким эпизодом среди череды однообразных дней, прерываемых короткими заходами пароходов, следующих мимо «столицы» уезда — из Архангельска в Варде. Коммерческий порт в Екатерининской гавани не имел перспектив развития — без железной дороги он был тупиком.

Но связать новый порт с центром железной дорогой мешали соображения, казавшиеся в то время вполне обоснованными. Причина заключалась в выборе маршрута. Это позднее стратегические цели научатся ставить выше экономической выгоды. В двадцатых годах именно железная дорога вернула к активной жизни Кольский Север после гражданской войны, но в начале века экономисты резонно посчитали, что строить дорогу в безлюдном крае нецелесообразно, поскольку такое предприятие не сможет окупиться («лишних» денег у России, занятой индустриализацией, не было).

Выходом казалось продолжение одной из ближайших существующих железных дорог до Мурманского берега. Но такое строительство рассматривалось не только нецелесообразным, но и небезопасным. Ближайшие дороги проходили по территории Финляндии — пока еще территории «единой и неделимой» Российской империи, но уже пользовавшейся автономией и активно развивавшейся. К тому же финские предприниматели были заинтересованы получить выход к океану (эти планы сбудутся в 1920 году, когда по договору с большевистским правительством Финляндия получит район Печенги). Ощущение опасности подкреплялось активностью финнов и норвежцев, не боявшихся оставить родные земли и переселиться на суровые берега Ледовитого океана.

Обсуждения перспектив развития Мурмана долгое время оставались бесплодными дискуссиями. Для их воплощения не хватало веской причины, оправдывающей колоссальные затраты, которые предстояло понести для освоения этого пустынного края. И такой причиной стала первая мировая война. Но реальность оказалась не похожей на любые планы. Вернее, воплощение идеи создания города-порта на Мурманском берегу шло не по плану, а под влиянием постоянно менявшихся обстоятельств.

Театр военных действий

С началом войны стало ясно, что Север, лишенный каких-либо вооруженных сил, оказался беззащитным перед угрозой нападения. Слухи о появлении у берегов Северной Норвегии неопознанных военных кораблей повергли в шок местных чиновников. Александровский исправник чуть не спалил город, получив предписание губернатора уничтожить запасы угля Архангельско-Мурманского срочного пароходства. К счастью, оказавшийся на его пути капитан второго ранга И. И. Ислямов, готовивший экспедицию, отправлявшуюся на поиски Г. Я. Седова, не только остановил ретивого исполнителя, но и ликвидировал панику в городе. Воспользовавшись крохотным административным пароходом «Мурман», Ислямов перехватил в море германский пароход «Эрик Ларсен» и привел приз в Екатерининскую гавань.

Впрочем, вскоре пришло осознание, что пустынный край, каковым являлся Мурман, вряд ли может привлечь внимание противника, чей флот усиленно готовился к сражению с «владычицей морей» Великобританией.

Вскоре и союзники России поняли, что у страха глаза велики, начав посылать пароходы в беломорские порты России. Война затягивалась, становилось ясно, что в наступившем веке победа зависит не только от мужества и умения солдат, но и от наличия ресурсов. Война становилась делом чрезвычайно дорогостоящим. Не только винтовки и снаряды, но и лес, хлеб, уголь были стратегическими грузами. Традиционные торговые пути стали театром военных действий. Северные моря оказались кратчайшей дорогой, связавшей Россию с союзниками — Англией и Францией.

Борьба со льдом

С наступлением зимы Белое море покрылось льдом и пароходы с военными грузами, преодолев дальний путь через зону действий германского флота, оказались перед естественным препятствием, не дойдя до цели несколько десятков миль. Для борьбы со льдом Англия прислала свои старые броненосцы — «Албермарл» и «Юпитер», однако ни толстая броня, ни мощные машины не сделали из боевых кораблей ледоколы.

Может быть, кто-то в это время вспомнил, что когда-то архангельские судовладельцы категорично отказались «взять на баланс» только что построенный ледокол «Ермак», теперь вместе со всем Балтийским флотом запертый в Финском заливе.

Возвращать неразгруженные суда было неразумно. Оставалось оставить их до прихода ледоколов, чтобы перегрузить на них грузы, предназначенные для доставки в Архангельск, или дожидаться весны. Сначала пароходы отстаивались в Александровске, откуда с началом войны протянули по дну океана телеграфный кабель, связавший Россию с союзниками. Но потом нашли более удобное место — в глубине Кольского залива у лесопильного завода в Дровяном. Для охраны мест стоянок пароходов на Мурман пришли английские боевые корабли.

Строительство порта

Русское правительство спешно заказало в Англии ледоколы по типу построенного там в 1899 году «Ермака» (опыт создания первого в мире линейного ледокола был не востребован пятнадцать лет!). Спешно закупались ледокольные пароходы в Канаде — стране, имевшей большой опыт эксплуатации таких судов.

Все это требовало времени, но война не ждала. В 1915 году русская армия переживала «снарядный голод», а закупленные за границей боеприпасы лежали на берегу Кольского залива. Англичане предложили организовать их доставку гужевым транспортом. Оленьи упряжки везли груз до Кандалакши, а дальше — в Финляндию до ближайшей железной дороги. Вдоль пути через каждые пятьдесят верст были устроены места стоянок с запасом провизии и корма для оленей. Упряжки могли перевезти небольшой по весу груз, поэтому пришлось привлечь сотни оленей и каюров. Трудно сказать, какую долю участия в эту «авантюру» вложили англичане, но успех организации «секретного» предприятия был признан заслугой старшего лейтенанта Рощаковского. Биография Михаила Сергеевича заслуживает отдельного рассказа. Не раз он возвращался на Север для решения «особо важных поручений», но в официальной истории Мурманска остался лишь одним из царских «сатрапов».

Эти временные меры только убедили, что без принятия кардинальных решений вторая военная зима будет иметь катастрофические последствия для организации союзнических перевозок. В 1915 году началось строительство порта в Кольском заливе, который должен был стать зимним дублером порта Архангельского.

Долой тишину

Еще в 1913 году на Мурмане велись изыскательские работы с целью определения мест для организации портов-убежищ. Теперь же район будущего строительства определялся не столько перспективами развития края, сколько сложившейся ситуацией. Из-за удобства подведения железной дороги район Семеновских островов оказался предпочтительнее равнинного участка на западном берегу (эта территория теперь, спустя столетие, рассматривается как район расширения Мурманского транспортного узла). Имена В. Е. Ляхницкого, И. А. Матвеичева, Г. Я. Наливайко, Н. В. Доризо, Б. Е. Веденеева и других гидрографов и инженеров открывают длинный список «основателей» Мурманска. В апреле 1915 года район будущего порта зашумел голосами пензенских плотников, в июне к ним присоединились первые строители железной дороги. Теперь сюда никогда не вернется первобытная тишина…

Дмитрий ЖАЛНИН, кандидат исторических наук

Продолжение

http://vmnews.ru/city/2012/10/12/sto-stranits-istorii-k-100-letiyu-murmanska-4

Больше информации о: , , , , , , , , , , , , , ,



Новости Мурманска

0No feed items.

Все новости Мурманска и Мурманской области >>