A feed could not be found at https://bloger51.com/feed
Сто страниц истории к 100-летию Мурманска: Мурманск закладывали будущие белогвардейцы / 2 ~ Mурманск, город-герой! Новости, достопримечательности, памятники, бензин, Wi-Fi
100-летний юбилей г. Мурманска

100-летний юбилей
города Мурманск

Столетие Мурманска в официальных документах

Всё о столетнем юбилее г. Мурманска в 2016-м году

Мурманск — город-герой!

Мурманск

Кольский полуостров, Северо-Запад России


Опубликовано
2259 дн. назад
Основание Мурманска 4 октября 1916 года

Окончание (Начало)

Двадцатый министр

…Впрочем, юность, как и у Григоровича, у Александра Трепова выдалась в сапогах, правда, не флотская, но армейская. После Пажеского корпуса служил в лейб-гвардии и пехоте. В 1889 году стал помощником статс-секретаря Государственного Совета. Десять лет был предводителем дворянства в Переяславском уезде Полтавской губернии, где как раз и находились его земельные владения. С 1896 — в Госканцелярии. Был помощником статс-секретаря Госсовета, оставаясь чиновником особых поручений при МВД (1889—1892 гг.), камергером (с 1900 г.) и егермейстером (1905 г.). С января 1914-го — член Государственного совета.

В первую мировую — в составе Особого совещания по обороне, руководившего экономической жизнью страны и контролировавшего финансирование оборонных заводов и фабрик. На мурманском снимке он — глава Министерства путей сообщения. Этот пост Трепов занял в октябре 1915-го, став двадцатым министром МПС России. Именно при нем значительно ускорилось строительство Мурманской железной дороги.

Мудрость и расчетливость

10 ноября 1916 года Трепов назначен вместо Штюрмера председателем Совета министров. Интересно, что конкурентом в его борьбе за этот пост был уже знакомый нам сосед по легендарному снимку — адмирал Григорович. Однако Григорович во главе правительства царя не устраивал — слишком уж либерален.

Трепов — другое дело! Закоренелый монархист и собственник, как говорится, правее не бывает. Пламенный реакционер и консерватор. Впрочем, на высоком посту вел себя мудро, расчетливо. Надеясь на поддержку октябристов и националистов, Трепов предполагал расколоть думскую оппозицию, нейтрализовать кадетов. Предложил подобрать кабинет из правых, но — без откровенно одиозных фигур вроде и. о. министра внутрених дел Протопопова. И почти получилось! Но вмешался государь. После убийства Распутина Николай II усилил прораспутинскую группу в правительстве, назначив Протопопова министром внутренних дел и уволив сторонников предсовмина. В знак протеста Трепов ушел в отставку.

После Октября Александр Федорович, что вполне для него естественно, стал одним из лидеров белого движения, пока не эмигрировал во Францию, его неоднократно арестовывала ЧК. В двадцатые — один из руководителей русской эмиграции самого правого, монархического толка. Скончался в 1928 году в Ницце…

«Светильник веры»

Наконец, епископ Нафанаил. Впрочем, он-то в самой церемонии, свидетелями одного из ключевых моментов которой мы с вами являемся, по сути, главное лицо. Ведь происходит не только закладка города, но — закладка нового храма. Не случайно в его окружении на снимке мы видим несколько священников.

Епископ чуть склонился к месту закладки, — почти молитвенно, словно вершит великое таинство. Лицо сосредоточенно-серьезно, исполнено пониманием важности совершаемого действа. Последнее очевидно по словам, что произнес епископ в тот день в своей торжественной речи: «Этот Божий храм во имя святителя и Чудотворца Николая, закладку и основание коего церковною молитвою мы освятили в конечном пункте следования железнодорожного пути, в новом граде… есть чудный памятник, венец и завершение гигантского труда, какой верноподданные… по долгу и за совесть вложили и вкладывают в великое строительство… на заре новой трудовой жизни на севере в благословении возникает новый светильник веры и благодати…».

Согласно завещанию

Нафанаил III, в миру Николай Захарьевич Троицкий, был епископом Архангельским и Холмогорским в 1912—1921 годах, прежде руководил Уфимской и Мензелинской епархией. Один из самых авторитетных иерархов Русской православной церкви, в 1917—1918 годах Нафанаил участвовал в работе Поместного собора, восстановившего патриаршество. В 1918 году возведен в сан архиепископа.

После Октября — безусловный противник Советской власти. Как-никак сподвижник опального патриарха Тихона! В Архангельск после Поместного собора владыка не вернулся, поручив временное управление епархией викарному епископу Пинежскому Павлу. Его привлекли к следствию по делу патриарха Тихона, обвиняли, и, видимо, вполне обоснованно, в связях с архангельским белогвардейским правительством Северной области.

В 1921-м назначен на Харьковскую и Ахтырскую кафедру. Дальше — пора испытаний. В мае 1922-го Нафанаила арестовали и в октябре выслали из Харькова в село Большие Котлы Московской губернии. Спустя два года он был возведен в сан митрополита, вошел в состав Священного синода при патриархе Тихоне. И снова арестован.

В 1927-м управлял Воронежской епархией. В том же году уволен на покой. Скончался в апреле 1933-го. Согласно его завещанию был отпет как мирянин и погребен в селе Акулово (станция Перхушково Белорусской железной дороги) за алтарем Покровского храма.

Идейные устремления

Главу Архангельской губернии Сергея Дмитриевича Бибикова мы на снимке не видим, вполне возможно, он стоит рядом с владыкой и нам видны лишь его плечо и затылок. Действительный статский советник, совсем скоро, в трагическом для России 1917-м, он станет сенатором. По образованию опять же офицер — окончил Александровское военное училище. До Севера был вице-губернатором на Полтавщине.

На Кольский Север, который был тогда частью Архангельской губернии, приезжал в 1912 и 1913 годах — посещал Трифонов Печенгский монастырь и Терский берег, о жителях которого отзывался очень тепло, с нескрываемой симпатией. Сергей Дмитриевич стал инициатором создания на Мурмане нескольких портов, в частности, на острове Кильдин, в Териберке и Вайда-Губе. Благодаря Бибикову в 1913-м российское Министерство торговли и промышленности выделило тридцать тысяч рублей на проведение здесь изысканий. Его усилия были направлены и на укрепление у нас границы с Норвегией и Финляндией — производилось это с помощью военных кордонов. Много сделал для создания железного пути, связавшего Кольский Север с большой Россией, «мурманки» — стал организатором и председателем санитарно-правовой комиссии по обследованию строительства Мурманской железной дороги.

Горячо поддержал идею создания Мурманска и Мурманского порта. Так что участником закладки главного города Кольского края Сергей Дмитриевич стал не только по должности, но и по идейным устремлениям, собственным представлениям о будущем Русского Севера.

Характерная вещь для эпохи, о которой мы ведем речь: судьба губернатора Бибикова после октябрьского переворота неизвестна. И это, несмотря на столь серьезный пост и высокое положение в дореволюционной табели о рангах.

Смерть в эмиграции

Сразу за владыкой, вполоборота к нам, по-видимому, Сергей Сергеевич Всеволожский, генерал-лейтенант, потомственный дворянин, представитель древнего русского рода, ведущего свою родословную от самих Рюриковичей. В первую мировую войну — начальник отдела военных сообщений Генерального штаба России, после Октября — в Белой армии. Эмигрировал во Францию, где и скончался, как и Григорович, в 1930 году в Ницце.

Чуть дальше от нас, второй в левом верхнем углу снимка, — вице-адмирал Алексей Петрович Угрюмов, главноначальствующий (особый главнокомандующий) города Архангельска и водного района Белого моря. И, по сути, первый исполняющий обязанности командующего созданной летом 1916-го флотилии Северного Ледовитого океана. Правда, в должности этой Угрюмов пробыл недолго — год с небольшим.

Что вот он в руках держит? Не портсигар же, не сигареты ведь достает… Впрочем, как знать, как знать.

Угрюмова уволили спустя месяц после церемонии, о которой мы ведем речь, — после того, как в порту Архангельска взорвался пароход «Барон Дризен» с грузом взрывчатки. Итог страшный: более тысячи погибших и раненых. Перестав быть главноначальствующим, Угрюмов занял должность председателя Совещания по морским перевозкам.

После Октябрьской революции Алексей Петрович опять же, как и многие другие участники церемонии закладки Мурманска, эмигрировал. Жил в Париже, там и умер, похоронен на знаменитом тамошнем кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Противники режима

Я рассказал о главных участниках действа, но на церемонии присутствовали во множестве и чиновники рангом пониже. Скажем, справа от Трепова — начальник работ на Мурманской железной дороге инженер Владимир Васильевич Горячковский. Сотрудники министерств — рангом не ниже товарища министра. Несколько членов Госсовета и депутатов Государственной Думы, включая Андрея Ивановича Шингарева, врача, знаменитого публициста и общественного деятеля, депутата Думы трех созывов, арестованного большевиками почти сразу после Октябрьской революции — в декабре 17-го. В январе следующего Шингарева и другого арестованного вместе с ним депутата Думы — Федора Федоровича Кокошкина — в тюремной больнице пристрелили солдаты. Без суда и следствия. Захотелось — и убили.

Очень показательный момент: почти все упомянутые господа Октябрь не просто не приняли, но стали яростными противниками нового режима. Конечно, с известной долей условности, но можно сказать, что Мурманск основали будущие антисоветчики. Оно, в общем-то, и понятно… Начальство ведь все, причем первостатейное — симпатиям к большевикам откуда тут взяться?

Ретушь времени

Однако не только начальники пришли в тот день на торжество рождения нового города. Сюда приехали и пришли и жители соседней Колы, прибыли гости и из Архангельска, и из Петербурга, в том числе журналисты центральных печатных изданий. И простые люди. Мы видим их на снимке. Примечательно, что на всех известных мне копиях этого фото в книгах советской поры и Интернете их лица почти не видны, трудноразличимы — словно смыты временем. Современные технологии позволили нам эту проблему, пусть лишь отчасти, но решить. Копия, которую вы видите в газете, самая точная, наиболее читаемая из всех существующих.

И словно преобразилось фото. И лица стали видны! И настроение, и погода — все обозначилось намного четче и определеннее, стало явным. Проявилось то, что было доселе скрыто за ретушью времени.

Все без головных уборов, хоть день был, судя по снежной крошке на одежде и поднятым воротникам, студеный и ветреный, неласковый. Большинство напряженно следит за происходящим. В основном, естественно, мужчины, но есть и женщины. Большинство — активного возраста, от двадцати до сорока. Стариков нет вовсе. На удивление много детей — видимо, ребятишки строителей «мурманки», и — из окрестных поселков, из Колы в первую очередь. Интересный момент: часть публики в правом углу снимка смотрит не на епископа, а в сторону, за пределы фото. Что привлекло их внимание там, мы никогда уже не узнаем…

Конечно, термин «белогвардейцы», вынесенный в заголовок, насквозь условен. Все герои этого материала не были белогвардейцами в научно-историческом смысле, просто так уж у нас сформирован стандарт восприятия — те, кто не принял советскую власть — либо белогвардейцы, либо бандиты. Не в терминах дело, а в том, что великая трагедия гражданской войны сделала врагами многих настоящих патриотов России.

Простые, обычные люди… Первые мурманцы. Что стало с ними после катастрофы, после гибели империи, в эпоху революций и войн, накануне которой сделан этот хрестоматийный снимок? Кто знает… Одно ясно: жизнь их скоро разломится на две части — до и после Октября, многих сделает врагами, разведет по разные стороны баррикады, приневолит под разные знамена. Но это уже совсем другая история. И России. И Мурманска…

Дмитрий КОРЖОВ, член Союза писателей России.

http://vmnews.ru/vkurse/2012/10/10/sto-stranits-istorii-k-100-letiyu-murmanska-3

Начало

Больше информации о: , , , , , , , , , , ,



Новости Мурманска

0No feed items.

Все новости Мурманска и Мурманской области >>