A feed could not be found at http://news.rambler.ru/rss/Murmansk
Сто страниц истории к 100-летию Мурманска: Мурманск закладывали будущие белогвардейцы / 1 ~ Mурманск, город-герой! Новости, достопримечательности, памятники, бензин, Wi-Fi
100-летний юбилей г. Мурманска

100-летний юбилей
города Мурманск

Столетие Мурманска в официальных документах

Всё о столетнем юбилее г. Мурманска в 2016-м году

Мурманск — город-герой!

Мурманск

Кольский полуостров, Северо-Запад России


Сто страниц истории к 100-летию Мурманска: Мурманск закладывали будущие белогвардейцы / 1

Опубликовано
2983 дн. назад
Основание Мурманска 4 октября 1916 года

Это знаменитый, растиражированный множеством изданий снимок момента основания Мурманска, тогда еще Романова-на-Мурмане, закладки так и не ставшего реальностью храма Николая Мирликийского.

Интересно, что оригинал этого фото утрачен. На мой взгляд, момент чрезвычайно показательный, естественный для той эпохи, в которую был сделан снимок. Почему? Это, наверное, русскому человеку, хоть чуть-чуть знакомому с родной историей, и объяснять нет смысла… Сентябрь шестнадцатого года по старому стилю, октябрь по-новому. Российской империи осталось жить всего полгода, всего год до большевистской революции, чуть больше — до гражданской войны, утопившей страну в крови и смерти. Так что снимок этот сделан действительно на краю. Не только на краю углубления в земле, в котором упокоен закладной камень будущего города, но и на краю великой империи, на краю прежней своей жизни…

Так что совсем скоро и в России, и в только что рожденном, еще не выбравшемся из пеленок Мурманске начнется иная жизнь. Революции, войны, голод, кровь и террор. Не до снимков там будет, не до архивов.

А фото это знаменитое, и многие другие, большая часть которых по сию пору широкой известности не получили, мы увидели лишь благодаря книге «Мурманская железная дорога», выпущенной в Санкт-Петербурге в 1916 году.

Компания на снимке

Компания на снимке, который сделан в Мурманске 4 октября, как и на том, что был выполнен чуть раньше, когда правительственная делегация почти в том же составе гостила в карельской Чупе, впечатляет. Очень солидная и весьма представительная, что указывает на то немалое значение, которое придавало государство и «мурманке», и новому городу. Два министра, адмиралы, губернатор, депутаты Государственной Думы и члены Государственного Совета…

Интереснейшие люди, удивительные судьбы. Порой уникальные, причем и в той своей части, что состоялась до той катастрофы, которой стала для царской России Октябрьская революция, и в той, что ждала этих заслуженных людей дальше — за этой, для многих трагической, чертой.

В центре снимка, похожие на два полюса — две главные фигуры и строительства «мурманки», и основания будущего главного города Кольского края, два министра — морской, Иван Константинович Григорович, и путейский, Алексей Федорович Трепов. Внешне, действительно, совсем не схожи, будто из разных миров люди.

Адмирал Григорович — стройный, не лишенный аристокритического изящества и лоска, человек. Красивый, седобородый. По-адмиральски величественный и в то же время по-матросски простой. К тому же высоченный, как корабельная мачта. И это в десятые годы двадцатого века, когда люди под два метра высотой были беспримерной редкостью! Представляю себе, как он возвышался, царил над толпой — всегда, в том числе и в тот, необычайный для Мурманска, знаковый день.

И — Трепов. Рядом, по правую руку от адмирала. Приземистый, хмурый, насупленный, как недобрый, знающий себе цену бульдог. Малосимпатичный. Тяжелый. Едва ли не квадратный. К тому же в очках. По виду внешнему — безусловный «человек в футляре». Этакий путейский чиновник в квадрате. И семейка, в общем, подобающая. Алексей Федорович — младший из четырех сыновей застреленного Верой Засулич петербургского градоначальника Федора Трепова. Говорят, именно тот выстрел Засулич и ее оправдание судом присяжных послужили причиной стойкой ненависти Александра Трепова и всех его братьев к террористам. Все четверо были монархисты. Убежденные. Отчетливые.

Блестящая карьера

Но начнем по порядку. С Григоровича. Этот русский офицер и потомственный дворянин был родом из флотской семьи, отец — тоже адмирал. Детские годы провел в Ревеле, тогдашней базе императорского военно-морского флота. Он и в гимназии-то учился в одном классе с Владимиром Бэром, будущим первым командиром крейсера «Варяг», и Евгением Егорьевым, будущим командиром крейсера «Аврора». Так что, очевидно, иного пути для него с детства не имелось. Только море. Только флот.

А потому сначала Морской кадетский корпус в Петербурге, а затем — Балтфлот, а затем уже в качестве флаг-офицера штаба начальника эскадры Тихого океана, Дальний Восток. Дальше — самая блестящая карьера, какую можно представить.

В русско-японскую — с первых дней — капитан первого ранга, командир броненосца «Цесаревич», флагманского корабля 1-й Тихоокеанской эскадры. С апреля 1904 года Григорович — контр-адмирал и Главный командир Артурского порта. После войны — начштаба Черноморского флота и портов Черного моря. Когда убили командующего флотом Чухнина, даже некоторое время командовал ЧФ. И снова Балтика, руководство военным портом в Либаве, нынешней Лиепае. Именно с Григоровичем связано начало, первые шаги славного русского подплава: усилиями Ивана Константиновича здесь был создан первый Учебный отряд подводного плавания.

С февраля 1909-го Григорович в правительстве, сначала товарищем, а по-современному – заместителем морского министра, а потом и министром. И здесь — несомненный успех, основанный на прекрасной организации работы. Иван Константинович был, пожалуй, самым успешным из 18 руководителей российского морского ведомства: не имел конфликтов ни с государством, ни с царем, при этом флот строился, судостроительная программа выполнялась, деньги на нее выделялись в полном объеме, воровство пресекалось быстро и сразу.

Что говорить, если и через 30 лет, в начале второй мировой, основу советского ВМФ составили корабли, построенные в бытность Григоровича военным министром. А именно все линкоры 40 процентов крейсеров и треть эсминцев. Именно при нем возник и прообраз Северного флота, флотилия Северного Ледовитого океана, базой которой стал строящийся Романов-на-Мурмане, будущий Мурманск. Первоначально центральный, прилегающий к порту район города так и назывался — База.

За трагической чертой

Временное правительство адмирала от должности отстранило — он был уволен «с мундиром и пенсией». Имел возможность покинуть Россию. Но не уехал. Мог уехать и после Октябрьской революции, но снова не стал. При большевиках трудился в составе Морской исторической комиссии по обобщению опыта первой мировой войны и боевых действий на море, по ее заданию создал мемуары, где писал и о Мурманске.

Горько, но для того, чтобы не умереть, бывшему адмиралу зимой 1920 года приходилось вместе с другом, еще одним славным сыном России — академиком-кораблестроителем Алексеем Николаевичем Крыловым — подрабатывать пилкой и колкой дров. Позже работал архивариусом Морского архива, преподавал в Высшей школе водного транспорта. Жил впроголодь. Спасали не забывавшие своего адмирала матросы: заносили «гостинцы» — мешок картошки или корабельных сухарей.

Григорович покинул Россию лишь в 1924-м — уже тяжело больной уехал на лечение во Францию. Отказался от положенной ему здесь пенсии. Жил в курортном Ментоне близ Ниццы, где и умер в нищете в марте 1930-го.

Перед смертью Григорович завещал вернуть его прах на родную землю. Через 75 лет после смерти Ивана Константиновича родина вспомнила о нем и исполнила последнюю волю адмирала… Отряд боевых кораблей ЧФ России — ракетный крейсер «Москва» и сторожевик «Пытливый» – в 2005-м доставил его останки в Новороссийск. Когда гроб с прахом адмирала на причале установили на артиллерийский лафет, с борта «Москвы» прогремело 19 пушечных залпов. Самолетом его доставили в Петербург, где траурный кортеж прошел перед зданием Адмиралтейства — последнего места службы русского морского министра. В Александро-Невской лавре прошла панихида, а захоронили прах на Никольском кладбище в семейном склепе, как и завещал покойный.

Иного поля ягода

Повторюсь, уже по снимку заметно, что сосед Григоровича — Александр Федорович Трепов — совсем иного поля ягода. Это вам не просто дворянин и крупный чиновник, но — собственник. Землевладелец! И не огородом крохотным до октября 17-го владел, но тремя тысячами десятин на солнечной Полтавщине.

Дмитрий КОРЖОВ, член Союза писателей России

http://vmnews.ru/vkurse/2012/10/05/murmansk-zakladyivali-budushhie-belogvardeytsyi

Окончание

Больше информации о: , ,



Новости Мурманска

0No feed items.

Все новости Мурманска и Мурманской области >>