A feed could not be found at http://novosti-murmanska.ru/rss.xml
Сто страниц истории к 100-летию Мурманска: Памятник — от слова «память» ~ Mурманск, город-герой! Новости, достопримечательности, памятники, бензин, Wi-Fi
100-летний юбилей г. Мурманска

100-летний юбилей
города Мурманск

Столетие Мурманска в официальных документах

Всё о столетнем юбилее г. Мурманска в 2016-м году

Мурманск — город-герой!

Мурманск

Кольский полуостров, Северо-Запад России


Сто страниц истории к 100-летию Мурманска: Памятник — от слова «память»

Опубликовано
2817 дн. назад

Cоблазнительна идея поставить к юбилею города памятник. А нужен ли он городу и как вообще появляются памятники? Памятник — это не только кладбищенский камень или бронзовая фигура, стоящая на постаменте. Это материальное свидетельство о событиях и людях, ушедших в Лету. Можно поставить сооружение из металла и камня, написав на нем посвящение, но оно не станет ничем иным, как информационным указателем. Чем тогда объяснить тягу к установке скороспелых «мемориалов»?

Игры над могилой

Первый мурманский памятник был установлен над братской могилой. Впрочем, это вполне соответствовало реалиям того времени. В дореволюционной России память павших традиционно увековечивали возведением храмов — будь то собор или небольшая часовенка — это место, где можно тихо помолиться за упокой «положивших душу за други своя». Всякая революция, изменяя старый мир, прежде всего разрушает традиции. В марте 1917 года на Марсовом поле Петрограда появилась братская могила жертв революции. Похоронив умерших узников Йоканьгской тюрьмы и погибших участников восстания 21 февраля 1920 года в центре города, мурманчане не были оригиналами. В Мурманске появилось свое «Марсово кладбище». Памятники «жертвам интервенции» вскоре появились в Йоканьге и Кандалакше. Формировался культ «борцов, павших за светлое будущее».

К десятой годовщине Октябрьской революции над могилой возвели памятник в виде огромной двухъярусной трибуны. Но замысел автора этого своеобразного сооружения — инженера А. В. Савченко — отнюдь не был оригинальным. Кому из нас в детстве не доводилось забраться по бетонным лестницам? И нынешняя молодежь в этом желании нисколько не отличается от предшественников. Но со временем приходит жутковатое осознание: игры-то — над могилой. А памятник отдаленно напоминает… мавзолей! Второе, еще деревянное здание Мавзолея Ленина в Москве, сооруженное в 1924 году, уже было объединено с трибуной. На нем во время парадов и митингов стояли члены правительства, партийные лидеры, знатные люди.

Центром довоенного Мурманска была Ленинградская улица. Здесь стояло деревянное здание обкома, первый каменный магазин — ТПО, первая комфортабельная гостиница — «Арктика», перед самой войной началась постройка кинотеатра «Родина». Не случайно Ленинградская первой из мурманских улиц была заасфальтирована. А в центре — площадь с памятником, первоначально так и называвшаяся — площадь Жертв революции. В дни торжеств и праздников по ней проходили демонстрации, вокруг памятника собирались митинги. А трибуной служил памятник — наш местный мавзолей. Со временем центр города сместился, Ленинградская стала тихой уютной улицей, а вокруг памятника был разбит сквер. Но традиция использовать памятник в качестве трибуны неожиданно возродилась в наши дни — во время предвыборных митингов.

Средство пропаганды

Появившиеся в дальнейшем памятники выполнялись в духе концепции монументальной пропаганды, разработанной в 1918 году. Памятники должны были не только увековечивать события, но и служить зримым воплощением определенных идеологических ценностей.

Появился стандартный набор — в каждом городе устанавливался памятник Ленину, Сталину и кому-нибудь из революционных борцов с незапятнанной репутацией (лучше всего — успевшему погибнуть). Но в Мурманске первым скульптурным монументом стал памятник С. М. Кирову, с именем которого связана история индустриализации Кольского полуострова. Установлен он был в 1940 году на вполне конкретном историческом месте — там, где С. М. Киров в 1932 году выступал перед мурманчанами, — у строящегося Дома культуры рыбаков (ныне — Дворец культуры им. С. М. Кирова). Вот только сам памятник назвать оригинальным никак нельзя. Отлитая на Мытищинском заводе бронзовая статуя, изготовленная З. М. Виленским, была одной из многочисленных одинаковых скульптур, установленных по всей стране.

Уже после войны — в 1957 году — на средства, собранные трудящимися, в Мурманске поставили хороший (автором был известнейший советский скульптор Н. В. Томский), но опять же копийный памятник Ленину, а вот Сталина поставить так и не успели.

А первой оригинальной скульптурой в нашем крае, установленной на четыре года раньше мурманской, стал памятник Кирову в Мурмашах. Здесь шло строительство Туломской гидроэлектростанции заключенными с Беломорско-Балтийского канала. В ГУЛАГе все было свое — свои театры, свои художники. Потребовался памятник — старший инженер Туломстроя А. Кондрашенко изготовил бетонную скульптуру.

Но первый по-настоящему свой памятник появился в Мурманске в 1958 году. Памятник Герою Советского Союза Анатолию Бредову, сооруженный ленинградскими скульпторами Г. Д. Ястребенецким, А. И. Долиненко, В. Н. Татаровичем и архитектором А. Ф. Антоновым по инициативе комсомольцев города, по-настоящему оригинален и художественно выразителен.

«Свои» памятники

После рождения Мурманска важнейшим событием в истории нашего города стала Великая Отечественная война. Неудивительно, что большинство памятников посвящено памяти защитников Заполярья. Главный монумент, установленный на Зеленом мысе был уникальным для своего времени — на момент открытия в 1974 году это был второй по высоте монумент в Советском Союзе, уступающий только волгоградской «Родине-матери». Кстати, народное название — Алеша долгое время после открытия не воспринималось, казалось слишком легкомысленным и чужим (тот Алеша из песни стоял в Болгарии), но со временем привыкли. Вообще, с названиями возникает проблема. Часто, установив очередной мемориал, авторы не озадачивались тем, чтобы сразу придумать короткое и четкое название. В официальных документах появлялись длинные: «Памятник морякам и кораблям тралового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны». И, назначая встречу у памятника, говорили коротко: «у поющего памятника» (несколько раз в сутки из этого обелиска разносилась мелодия «Прощайте, скалистые горы»). Не повезло другим памятникам, получившим прозвища, такие как «чебурашка» и тому подобное. Впрочем, может быть, таким образом мурманчане отплатили авторам за убогость их творений?

Крушение традиций

В конце двадцатого века Россия снова пережила трагедию крушения традиций. Как и в 1917-м, в первую очередь «полетели бронзовые головы» вождей. Но за этим последовала вакханалия вандализма, оправдать которую ненавистью к советской эпохе или другими идеологическими причинами никак нельзя. События прошлого года, когда были разрушены обелиски на кладбищах в Североморске и Коле, можно объяснить только отсутствием всяких нравственных устоев. Неизвестные, укравшие бюст В. Ф. Полухина (позже памятник был восстановлен в «антивандальном» варианте — из бетона), вряд ли вообще задумывались о том, кем в истории Мурманска был матрос-революционер. Они думали не о исторической, а о материальной ценности бронзового памятника.

Любой самый прочный материал оказывается не крепче человеческой памяти. На доме № 9 на улице Челюскинцев разрушается памятный знак, установленный в честь покорителей Арктики. Возмущения по этому поводу не меняют ситуацию. В советскую эпоху мы привыкли уповать на абстрактное «государство», которое отвечало за все. По действующему законодательству содержание памятников возложено на их собственников. У этого памятника нет собственника. А может быть, в этом символически отразилась утрата Мурманском статуса «ворот в Арктику»?

Парадоксально, но оказывается, что любой памятник остается памятником только до тех пор, пока жива людская память. Обнаружив в середине семидесятых петроглифы на Поное, археологи удивлялись, почему никто из местных жителей не видел наскальные изображения, которые находились буквально у них под ногами? Ответ прост: это были памятники чужой культуры, не передавшейся вновь поселившимся здесь людям.

Новые веяния

Не будучи в состоянии сохранить существующие, мы ставим новые монументы. За редким исключением эти памятники однообразно похожи. Черные обелиски кладбищенского стиля — результат не только отсутствия средств, но и нашего представления, каков должен быть памятник. В понятии «монументальное искусство» определяющим является второе слово. Никакое голосование, никакой тендер не компенсирует отсутствие таланта художника. К сожалению, сейчас эстетику памятников определяет представление заказчика.

Город — это не только комплекс жилых и нежилых помещений, связанных инфраструктурой. Это единый организм, со своим лицом — гармоничным или неряшливым. Жизнь города, его перспективы определяются не только его экономикой, но и не в последнюю очередь историей, традициями. Памятники — это не только и не столько монументы и обелиски, это все, что помогает нам сохранить свою связь с историей: здания, достопримечательные места, в конце концов, сам облик города, который может быть единственным и неповторимым, а может — совсем безликим.

«Задача архитектора — защитить город от вкусов градоначальников». Эта фраза была сказана задолго до того, как появился наш город. Но сегодня она актуальна как никогда. Те, кто устанавливает памятники, не всегда задумываются о том, как они будут восприниматься спустя десятилетия. Осмысленно или нет, но, устанавливая памятники, мы пытаемся зафиксировать свои представления о ценностях. Случайно ли на многих современных обелисках стали появляться надписи о том, кто поставил памятник (не автор, а заказчик)? На старинных портретах нередко рядом с портретируемым изображались бюсты знаменитых предков. Теперь на памятниках выдающимся предкам пытаются увековечить себя потомки…

Несколько лет назад одна из мурманских газет провела опрос, какие памятники нужно поставить в Мурманске. Назывались имена Книповича, Найденова, святого Трифона и других людей, без которых невозможно представить историю Кольского края. Прошло совсем немного времени, и в результате нового опроса не было названо ни одного имени! Банка трески, кот Семен, мальчик, прилипший языком к металлическому столбу… Понятно желание украсить наш город, обделенный настоящими произведениями искусства. Понятно, что организаторы опроса не слишком разбираются в отличиях памятника от городской скульптуры. Но неужели наша история не достойна памяти?

Дмитрий ЖАЛНИН, кандидат исторических наук.

http://vmnews.ru/vkurse/2012/10/19/sto-stranits-istorii-k-100-letiyu-murmanska-5

Больше информации о: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,



Новости Мурманска

0No feed items.

Все новости Мурманска и Мурманской области >>