A feed could not be found at https://bloger51.com/feed
Поговорили на троих о политике и бизнесе ~ Mурманск, город-герой! Новости, достопримечательности, памятники, бензин, Wi-Fi
100-летний юбилей г. Мурманска

100-летний юбилей
города Мурманск

Столетие Мурманска в официальных документах

Всё о столетнем юбилее г. Мурманска в 2016-м году

Мурманск — город-герой!

Мурманск

Кольский полуостров, Северо-Запад России


Поговорили на троих о политике и бизнесе

Опубликовано
3363 дн. назад

Год у нас сейчас особенный – в декабре выборы в Думу. В связи с этим политическая борьба начинает потихоньку обостряться. Редакция «Полярной правды» решила пригласить к себе на «круглый стол» лидеров всех парламентских фракций, чтобы они рассказали «о времени, и о себе». К сожалению, в силу ряда объективных причин, некоторые депутаты не смогли участвовать в разговоре. Тем не менее «круглый стол» состоялся, и разговор получился содержательным. В обсуждении «горячих тем» последних дней участвовали: Павел Сажинов (КПРФ), Наталья Лещинская (СР), Людмила Зажигина («Единая Россия»).

Лидеры и аутсайдеры

Редакция: – Как вы считаете, предвыборная борьба уже началась? Как она проходит?

Павел Сажинов: Борьба уже началась. Сейчас появился целый пакет законопроектов по внесению изменений в выборное законодательство, и все они направлены на то, чтобы расчистить путь «Единой России». К сожалению, это так.

В целом, мы видим активность. У нас здесь работает очень большая группа политтехнологов, которая формирует и нынешнее областное законодательство и состав избирательных комиссий.

Я посмотрел состав территориальных избирательных комиссий: оказывается, туда направлены более 50 сотрудников из аппарата областного правительства. Для чего, спрашивается? Для чего, например, рядовой работник областного драматического театра включён в состав избирательной комиссии Заозерска? Ведь надо же работать в этих комиссиях, иметь транспорт, время.
Я думаю, это сделано для того, чтобы иметь определённый контроль над избирательным процессом.

Наталья Лещинская: Партия власти получит только противостояние, и я это объясню. Сейчас наше общество – как та пружина, которая сжимается, но в какой-то момент она выстрелит. На сегодняшний момент «Единая Россия» поняла, что уже теряет свои позиции. За эти пять лет жизнь Мурманской области расшатана по многим направлениям.

Нужно разъяснять людям ту политику, которую ведёт правящая партия. Так, например, недавно депутаты от партии власти в первую очередь приняла закон, повышающий пенсии для себя, любимых. Второе, что необходимо делать, – это пропагандировать те альтернативные идеи, представляемые оппозицией.

На сегодня оппозиционные партии должны объединиться и проводить активную разъяснительную работу. На сегодня нет более страшной беды, чем та, когда партия «Единая Россия» вновь окажется главной политической силой.

Ведь сейчас принятие любого закона принимается механическим большинством. Или взять ту же систему электронного голосования, согласно которой даже не нужно ходить на заседания.

Людмила Зажигина: «Единая Россия» не теряет свои позиции, а укрепляется, поскольку партия сама берет на себя всё большую ответственность за принимаемые решения и отвечает на все пожелания и вызовы общества, в том числе и в первую очередь критические.

Власть и бизнес – близнецы-братья?

Редакция: Что нужно сделать, чтобы улучшить деловой климат?

Павел Сажинов: Любая власть в той или иной мере поддерживает бизнес. Потому что бизнес – это налоги, и, соответственно, содержание армии, полиции, силовых структур. Это решение социальных проблем. Другое дело – в каком объёме это делать, и из каких источников.

Действительно, в царское время поморы всячески поддерживались, и здесь, и в Архангельской области, откуда я прибыл на Кольский полуостров. Мы выполняли государственные обязанности. Ведь не случайно, что именно в тридцатые годы приняли закон о северных гарантиях, который должен был привлечь людей, прежде всего заинтересовать их рублём.

Я недавно посмотрел статистику по ГЭС, которые построены почти 20 у нас на Кольском полуострове. В пятидесятые годы чуть ли не ежегодно сдавались ГЭС, и мы нарастили огромные энергетические мощности – производили более 20 миллиардов квт/ч электроэнергии. Мы строили города. Каждый год, после войны, начиная с пятидесятых годов, мы строили столько жилья, достаточного для заселения такого города, как Оленегорск. Население прирастало, область развивалась не сама для себя, а для того, чтобы быть составной частью экономики страны.

После развала Союза мы видим обратный процесс. Во-первых, нарушены экономические связи между регионами, и те же предприятия – судоремонтные, металлургические, другие – также потеряли свои связи. Я, например, начинал на «Севмашпредприятии» в Северодвинске, – там, где строят атомные подводные лодки. А каждая лодка – это ведь связи с более чем 800 предприятиями. Однажды всего за один год, представьте, было сдано 7 АПЛ.
Сейчас связи нарушены, и это сказывается на самочувствии предприятий.

Я хотел бы особо отметить следующее. Власть сейчас пришла непрофессиональная, и, к сожалению, она не учится быть профессиональной. У власти нет желания заниматься той или иной проблемой.

Сейчас пришли люди, которые только считают деньги. Это выгодно, а это невыгодно… Здесь мы получим какой-то куш, здесь не получим… Эти господа не заряжены на решение общегосударственных и областных задач.

В последние годы мы много говорим о всяких мегапроектах. То мы начинаем новую очередь Кольской АЭС строить, то новую очередь Кандалакшского алюминиевого завода, то появляется идея образовать какую-то Поморскую зону совместно с норвежцами. Сейчас вот больше всего судачат о Штокмановском месторождении. Сегодня читаю информацию, что начало этого проекта вновь переносится. Транспортный узел – оказывается, железная дорога пока ещё не в курсе дела, что сюда надо вкладывать деньги. У них в первую очередь проблемы, связанные с сочинской Олимпиадой, с проведением чемпионата мира по футболу, поскольку нужно обеспечить скоростную связь между задействованными в этих проектах городами: закупить новые поезда типа «Сапсан» и построить новые магистрали.

Сегодня власть не «влезает» в экономику предприятий. Она ушла, а работать с менеджерами она не научилась. Ставить задачи перед ними не научилась, требовать выполнения обещанного пока тоже не научилась. Государство ушло из экономики, не предложив ничего взамен.

Наталья Лещинская: На сегодня государство к бизнесу относится как к пасынку или какому-то слуге. Государство давно сбросило с себя все функции, особенно по созданию рабочих мест. Практически все сферы жизни ушли в бизнес. Пока государство не поймёт, что бизнес это его партнёр, а не слуга, то ничего не произойдёт.

Ведь даже наш президент на Форуме в Санкт-Петербурге сказал, что бизнес терпит-терпит, но все силы и средства находятся у него, и очень не хотелось бы, чтобы бизнес, поняв, что его не уважают, начал бы диктовать свои условия.

Поэтому на сегодня я бы хотела, чтобы государство в деловом мире увидело бы не только олигархов, но и средний и малый бизнес, которые создают рабочие места в виде маленьких мастерских, предприятий торговли тех же. К тому же мы видим, что сейчас государство само подталкивает к созданию новых бизнес-структур. Есть 83-й закон, согласно которому с 1 января 2012 года часть учреждений в здравоохранении и образовании будут вынуждены заниматься бизнесом.

Сегодня малые предприятия закрываются, либо появляются «серые» зарплаты. Ситуация такова, к сожалению, что если бизнес не будет нарушать какие-то схемы, то попросту не выживет.

Также нужно обязательно учитывать специфические северные условия, когда бизнесу приходится платить гарантированные государством льготы.

Людмила Зажигина: Этот вопрос возникает всегда, когда мы говорим об обществе и государстве. Для меня основой общества является средний класс. Политика государства должна определяться решениями людей этого класса. Для этого он должен быть сформирован в обществе, занимать значительную долю в различных сферах деятельности. К сожалению, сейчас у нас политику определяет крупный бизнес. Это неправильно. Задача власти всех уровней – найти тот самый «золотой ключик», с помощью которого малый и средний бизнес смог бы открыть дверь, за которой находится экономическое процветание.

Редакция: Какова альтернатива этому: авторитаризм, так называемое «ручное управление»?

Павел Сажинов: Меня сегодня смущает та вертикаль власти, которая выстроена и выстраивается всё дальше и дальше. Я помню начало 90-х годов, когда в том числе и у нас в Мурманске на площади Пять углов проходили митинги, манифестации. Власть тогда чуть ли не выбирали на площадях. Это же было.

Но тот перекос каким-то образом постепенно выправлялся. И власти было достаточно сложно – не хватало ресурсов, поскольку все связи, в том числе и с заграницей, разрушились. Конечно, хватало всякого: много и воровства было, и коррупции. В любом случае власти тяжело приходилось. Я работал в Совете Федерации и знаю, каково это, когда нечем платить зарплату военным и бюджетникам.

Сейчас появилось много денег и у бизнеса, и у государства. Однако у меня складывается впечатление, что те, кто распоряжается этими деньгами, не знают, куда направить эти ресурсы.

Редакция: Ставка на малый бизнес, которую сейчас пытается делать власть, она действительно выигрышна?

Павел Сажинов: – Малый бизнес нужно поддерживать и развивать. К сожалению, сейчас этого нет.

Вот недавно, например, прошло общественное обсуждение исполнения бюджета Мурманской области 2010 года. Я узнаю с удивлением, что наше правительство брало в федеральном центре кредиты под 2,5 – 2,8 % годовых. Извините, сейчас таких льготных кредитов и на Западе нет!

Почему бы не воспользоваться этими льготными кредитами?! Дать деньги малому и среднему бизнесу на этих условиях, пускай с какой-то надбавкой, но поддержать их. Но этого нет! У нас даже муниципалитетам, в соответствии с законом, кредиты предоставляются под ½ ставки рефинансирования Центробанка. То есть получается, что в 2-3 раза выше, чем выделялось области из федерального центра.

Помощь малому и среднему бизнесу должна осуществляться в соответствии с имеющейся уже в области структурой экономики. Есть у нас крупные предприятия – их и нужно окружать малыми и средними предприятиями. Завтра у нас закончатся железная руда, апатит. Может, не скоро, но это будет. Поэтому, чтобы не оказаться в ситуации угольных регионов, когда заканчивается каменный уголь и тупик. Ведь у нас в Мончегорске уже был момент, когда закончилась руда, и теперь её приходится доставлять из Норильска.

Редакция: Нам приходилось в прошлом году совместно с СТПП побывать на бывшей промплощадке Североникеля. Там говорилось, что малый бизнес просто не пускают.

Павел Сажинов: – Что значит «не пускают»? Я думаю, что здесь должны быть включены механизма государства. Когда у нас проходил первый экономический Форум, выступали представители северных регионов наших соседей. В частности, представитель шведского Норботтена говорил, что у них, в северной Швеции, бизнес устоявшийся. У них больших денег, чтобы вложиться в России, нет. А зачем им, с другой стороны, вкладываться в Россию? Они и так чувствуют себя комфортно.

Вот такую обстановку нам нужно создавать и у нас, чтобы малый и средний бизнес тоже чувствовал себя комфортно. А как он может чувствовать себя, когда условия работы постоянно меняются: сегодня одни налоги, завтра другие, послезавтра третьи? Вы посмотрите, у нас во время кризиса в 2 раза увеличилось количество олигархов! А насколько увеличились цены?

Малый и средний бизнес должен быть. Но его надо поддерживать. Он не в состоянии сейчас брать кредиты под 20% годовых, как ему предлагают.

Будет ли Мурманск удобным для жизни?

Редакция: Что бы вы хотели получить в подарок к 100-летию Мурманска?

Павел Сажинов: – У меня есть старинное ротапринтное издание одной из книг, написанной английским учёным Джилисом Флетчером, приезжавшим в Россию в 16-м веке. У него там такие слова: «Лучшего сорта бобры водятся в Мурманске, недалеко от Колы»… Это был 1588 год. Поэтому, когда говорят о 100-летии Мурманска, давайте вернёмся немного назад.

Вообще откуда появилось само название Мурманск? Учёные, студенты, займитесь этим.

Кстати, насчёт названия. В Архангельской области Мурманск и сейчас пожилые люди называют с ударением на последнем слоге. Вспомните Константина Симонова – у него в одной из поэм есть «Мурманская железная дорога». По-другому и не прочитаешь, поскольку собьёшься с ритма.

Юбилеи, конечно – вещь хорошая. Я только что вернулся из Великого Новгорода, где отмечали 1150-летие города. Вы знаете, город преобразился – были вложены хорошие деньги, причём вложены с умом – сделаны мостовые, дома покрашены и так далее.

Лучшим подарком для меня было бы то, если наши учёные-историки, студенты покопались и установили, что Мурманск гораздо старше. У нас ещё в 1539 году в низовьях Варничного ручья упоминается предприятие, где варили соль купцы Строгановы. Значит, там были люди, они заготавливали дрова, воду возили. Это говорит о том, что у Мурманска гораздо большая история.

Наталья Лещинская: Сегодня, к сожалению, Мурманск сильно обветшал. Даже по сравнению с Мончегорском.

Знаете, по-человечески: к любому празднику всегда хочется сшить какое-то красивое платье, сделать какой-то хороший наряд. Мне очень хотелось бы, чтобы в городе стало чисто и уютно. Не только в центре, но и по возможности повсюду. Чтобы прекратились эти политические страсти, чтобы власть занялась всё же городом. Чтобы решилась наконец проблема сосулек, мусорных баков, потому что невозможно зайти во дворы. И, конечно, в первую очередь нужно сделать дороги.

Людмила Зажигина: Думаю, что в первую очередь, нужно позаботиться об облике исторического центра города, вспомнить и возродить хорошие традиции Мурманска.
Ветхое, аварийное, а тем более жилье без удобств должно остаться в прошедшем веке Мурманска.

Павел Сажинов: Самый лучший подарок будет, если люди станут возвращаться в Мурманск. Не уезжать из него. Сегодня мы живём с такой численностью населения, как в 70-е годы. Когда люди будут возвращаться, то мы почувствуем, что есть власть, есть работа, есть комфортная жизнь в Мурманске.

О «ё-партии», выборах губернаторов и прочем

Редакция: – Видите ли вы конкурента в реанируемой партии «Правое дело»?

Павел Сажинов: Вы знаете, это кремлёвский проект. Цель его – отвлечь негативное внимание от «Единой России», перенацелить его на «Правое дело». Что такое, допустим, 60-часовая рабочая неделя, о которой заявил Прохоров? Конечно, эта идея у всех вызывает отторжение. Все это понимают, но больше всех против этой идеи высказывается именно «Единая Россия». Все прекрасно понимают, что человек просто брякнул это, не подумав. Сегодня мировое профсоюзное движение совершенно по-другому оценивает то, что сказал этот олигарх.

Редакция: Наверное, имеется в виду, что все мы работаем больше, просто не все правильно прописывают это в документах?

Павел Сажинов: Вы знаете, это право человека работать больше. А если мы записываем 60-часовую неделю, то делаем это как обязательную норму. Европа идёт к 35-часовой неделе, а мы – к 60-часовой… Кто нас тогда пустит в ВТО, куда мы так стремимся? В общем-то, мы знаем, что «Правое дело» провалилось в своё время. Смысл этой суеты – только отвлечь негативное внимание от «Единой России».

Наталья Лещинская: Я вообще расцениваю это как некую шутку. Как «ё-мобиль», так и «ё-Прохоров». У меня такое впечатление, что он захотел посмеяться над всей страной. Просто стало скучно человеку: он всего в жизни добился, получил. Теперь вот захотелось попробовать себя в политике.
В моём понимании насмешка – в самой аббревиатуре. Мы все прекрасно знаем, какое слово начинается с этой буквы…
У Прохорова недавно, кстати, спросили: «А если у вас «ё-страна» получится?..»
Я серьёзно к этому не отношусь.
Единственное, что страшно: за этим проектом стоят огромные деньги. А деньги иногда играют большую роль во время выборов. Но я думаю, что люди разберутся, и не будут голосовать ни за «ё-партию», ни за «ё-мобиль», ни за «ё-страну».

Людмила Зажигина: Отношение лично у меня к этому проекту спокойное. Я бы связала это с вопросом об отношениях бизнеса и власти. Мне представляется, что партия «Правое дело» замышлялась как некий «паровоз» для среднего бизнеса. Нам нужно людей из состояния бедности поднимать наверх.
Насчёт шансов «Правого дела» на предстоящих выборах пока ничего сказать не могу, желаю успеха и надеюсь, что появится новая парламентская партия с хорошими идеями.

Редакция: Вы за выборность губернаторов?

Лещинская: Я за.

Сажинов: Я за максимальную выборность всех ветвей власти. Конечно, нужно возвращать это.
Но, с другой стороны, нужно повышать и возможность влияния на тех людей, которые избираются населением. Люди должны обладать правом смены власти.
Мы, к сожалению, сейчас законсервировали то состояние, в которое вошли в 90-е годы.
Люди находятся в страхе от того, что происходит сейчас. Людей пугают увольнением с работы, если они вступят не в ту партию, которую им рекомендует руководитель предприятия. Или уволят, если проголосуют не так. Потом широко применяются различные выборные технологии, запреты митингов. У нас дают возможность в центре города собираться чуть ли не геям, а представителей оппозиции загоняют туда, где никого нет. Власть, наверное, боится того, что оппозиция получит какое-то дополнительное влияние.

Людмила Зажигина: На сегодняшний день я считаю, что губернатор должен назначаться. Основные качества: компетентность, государственное мышление, нацеленность на решение сегодняшних проблем региона, часто имеющих особенности. Прямые выборы, я полагаю, обеспечить выполнение этих условий не могут.
Ведь если мы выбираем губернатора, и он говорит от имени народа, это ещё не означает его компетентность.

В тему
Михаил Прохоров: «Кто же наш избиратель? Не думаю, что правая партия – это обязательно партия бизнеса и интеллигенции. Мы должны обращаться к главам семей – мужчинам и женщинам, которые каждый день берут на себя ответственность, а также к молодежи, которая сама выбирает, как ей жить. Все уже устали от лозунгов. Нужно сделать классную программу.
…У нас с «Единой России» два отличия: мы против монополии и у нас во главе угла – человек».

http://www.polarpravda.ru/poslednie_novost/?newsid=883&page=7

Больше информации о: , , , , , , , , ,



Новости Мурманска

0No feed items.

Все новости Мурманска и Мурманской области >>