A feed could not be found at http://www.arctic-tv.ru/flamework/mod_atv/rss/
Алексей Тюкавин. Откровенно о важном ~ Mурманск, город-герой! Новости, достопримечательности, памятники, бензин, Wi-Fi
100-летний юбилей г. Мурманска

100-летний юбилей
города Мурманск

Столетие Мурманска в официальных документах

Всё о столетнем юбилее г. Мурманска в 2016-м году

Мурманск — город-герой!

Мурманск

Кольский полуостров, Северо-Запад России


Опубликовано
445 дн. назад

Первый заместитель главы региона рассказал в интервью СеверПост о новшествах, которые ждут аэропорт, о том, на кого обижаться за десятикратное сокращение финансирования столетия Мурманска, и реальных перспективах западного берега Кольского залива.

— Вы участвовали в экономическом форуме, помимо официальных заявлений, которые пресс-служба распространила, было ли там еще что-то, что в кулуарах обсуждалось? Какие-то договоренности, может быть, были подписаны?

— Это форум федеральный, поэтому там обычно подписываются соглашения федерального уровня. Обычно мы стараемся приурочить подписание соглашений, касающихся области, к нашей Деловой неделе. Однако на прошедшем форуме в Санкт-Петербурге нам все же удалось подписать два соглашения, о которых уже рассказывала губернатор.

Первое — это соглашение с «Россетями ». Они ранее не очень стремились подписывать это соглашение: не отказывались, но вопрос тянулся достаточно долго. Все получилось после того, как в прошлом году была закончена совместная работа с Минэнерго России по разработке, так называемого КИП (комплексный инвестиционный проект), который ведет заместитель губернатора Евгений Никора. КИП направлен на модернизацию нашего теплового хозяйства, уход от пресловутой мазутозависимости и переход на иные виды топлива. Этот проект сейчас вступил в стадию реализации, а конкретно – поиска инвесторов и подготовки к заключению с ними инвестиционных соглашений по модернизации нашего теплового хозяйства, прежде всего, котельных.

Активизировалась работа инвесторов в области, и «Россети» увидели, что в сфере энергетики у нас началось реальное движение. Это первое, что они отметили на переговорах с нами. Их волнует то, какое место будет занимать электроэнергетика в будущем энергобалансе региона. Вторая причина, которая сподвигла их на подписание, это то, что они поняли, за 2-3 последних года в Мурманской области произошли реальные позитивные перемены в процессе решения энергетических проблем. Если раньше они считали, что Мурманская область – это какое-то «мазутное пятно», где кто-то у кого-то покупает мазут по непонятным ценам, то сейчас работа по закупкам мазута приняла системный характер. У нас стало обычным иметь 1-2 поставщика, а в 2015 году вообще отработали только с «Роснефтью», причем по прямому договору без всяких посредников.

Этого удалось добиться благодаря тому, что Марина Васильевна Ковтун сумела договориться напрямую с Игорем Ивановичем Сечиным, и последний дал команду заключить с нами договор поставки мазута на льготных условиях, с отложенным платежом на 90 суток и рыночной ценой. В результате, «Россети» увидели, что здесь у нас теперь все достаточно прозрачно и понятно, как принимаются решения. Самое главное для нас, для области, в этом соглашении с «Россетями», что оно фактически закрепляет строительство подстанции «Мурманская», которая обеспечит энергетикой реализацию проектов на севере области и, прежде всего, развитие Мурманского транспортного узла (МТУ). Кроме того, на переговорах было также подтверждено, что «Россети» обеспечат стабильность работы линии электропередач от Мончегорска до Выходного, где на случай каких-либо срывов должна быть запущена дублирующая линия. Также договорились, что будем вместе работать над дальнейшим развитием сетевого хозяйства области, поскольку они убедились, что в области, пусть не так быстро, как хотелось бы, но все-таки двигаются достаточно крупные проекты.

Второе – это соглашение с Агентством стратегических инициатив (АСИ) и компанией WorldSkills. Оно касается подготовки профессиональных кадров для промышленности. Для нас эта работа не новая, мы ей уже активно занимаемся. Например, мы создали Центр арктических компетенций, который сегодня активно развивается, в том числе благодаря «Роснефти» и «НОВАТЭКу». Мы также создали Арктический университет, который призван сориентировать высшее образование в области в сторону арктической тематики. Кроме того, недавно в МГТУ, благодаря опять же «Роснефти», была создана специализированная лаборатория на факультете, готовящем специалистов в области нефтегазодобычи на арктическом шельфе.

Уверен, что благодаря подписанному соглашению, эта работа еще более активизируется. Встречались с разными людьми и, в первую очередь, с компаниями, которые у нас здесь работают: «НОВАТЭК», «Роснефть», «Газпромнефть». Как правило, компании стараются не афишировать свои планы, они переходят в публичную плоскость только тогда, когда уже четко понимают, что тот или иной проект состоится. Два мероприятия на форуме мне особо понравились. Впервые на форуме работала «Рыбная неделя». Росрыболовство организовало на форуме свою площадку, мне удалось поучаствовать в ее открытии в первый день. Состоялся очень большой серьезный разговор по изменениям в закон «О рыболовстве», которые недавно приняты Госдумой. Мы снова высказали свои опасения, пожелания, предложения. Тем более, что предварительно мы провели в Мурманске территориальный рыбхозсовет и собрали предложения от рыбаков.

Была на «Рыбной неделе» тематика по судостроению для рыбаков, много других интересных тем. Считаю, что получилась очень полезная площадка, где активно участвовали представители наших мурманских рыболовных компаний. И второе состоялось в субботу, 18 июня, когда целый день был посвящен Арктике. Я, как человек может и субъективный, могу сказать, что из всех выступлений губернаторов на первой сессии выступление Марины Васильевны Ковтун было самым конкретным. Она говорила о том, как мы видим создание Кольской опорной зоны в Арктической зоне РФ. Что мы хотели бы в этой зоне видеть в качестве направлений развития, и какие предложения мы хотели бы обсуждать в рамках предоставления особых условий. Мы не говорим, что нам нужны налоговые льготы, мы не говорим, что нам нужны особые привилегии. У нас есть более интересные предложения – это, прежде всего, справедливая цена на электроэнергию в Мурманской области. Если этого добиться, появятся перспективы для размещения новых производств и развития уже имеющихся. Кроме того, мы не хотим, чтобы мурманский порт был перевалочной базой для сырья, поступающего из Арктики.

Мы хотим, чтобы мурманский порт был конечным пунктом назначения. Сырье, которое сюда поступает, должно здесь же и перерабатываться. Та же нефть.

Если нефть переваливается на рейде, у нее одна судьба – она уйдет на экспорт, на Запад. Если мы ее начнем перегружать на берегу, то создаются все условия для того, чтобы ее здесь же и переработать. То же самое касается угля, который недавно начал поступать с полуострова Таймыр. Начнем с нефти. Мы сегодня ее завозим из Башкирии, Татарстана, за тысячи километров. В то же самое время нефть вот она, рядом. Причем хорошая арктическая нефть!

Если у нас поставить завод по переработке нефти, то для тех, кто это сделает, открываются широкие возможности. Во-первых, есть внутренний региональный рынок, и это больше миллиона тонн мазута, который потребляется нашими областными котельными. Плюс, развивающийся рынок бункеровок судов торгового флота, поскольку объемы перевалок в мурманском порту растут, и будут расти дальше. Это Северный флот, который стал стратегическим командованием, и его потребности в топливе также возрастают. Наконец, продукт, который будет произведен на нефтеперерабатывающем заводе, можно свободно экспортировать на Запад или куда-то дальше, но именно уже готовый продукт с более высокой добавленной стоимостью. Понятно, что нефтяники к таким предложениям относятся не очень благосклонно, так как они хотят свои задачи решать, прежде всего. Однако мы намерены убедить правительство РФ, что это государственная задача, и ее как раз правильно решать в рамках создаваемой опорной зоны и с учетом реализации проекта комплексного развития МТУ.

Мы пока не особо афишируем, но у нас вместе с Минтрансом РФ появились идеи, как реализовать проекты строительства нефтяного и угольного терминалов на западном берегу Кольского залива с привлечением государства и запуском государственно-частных инициатив. Эти идеи пока прорабатываются и окончательных решений еще не сформировано. Но надеемся, что в этом году решения появятся. Марина Васильевна на форуме проговаривала эти темы, в частности, с «Газпромнефтью», и они, похоже, заинтересовались…

Еще одно важное событие на форуме было связано с тем, что следующий 2017 год будет объявлен годом экологии. В рамках подготовки к проведению года экологии в декабре текущего года планируется провести полномасштабный Госсовет РФ по экологическим вопросам. Создана рабочая группа по подготовке этого Госсовета, я туда вошел как член рабочей группы. На форуме состоялось первое заседание рабочей группы, и из него я вынес ощущение, что готовится что-то очень серьезное, прежде всего в отношении повышения экологических требований. Для нас это очень важно. Во-первых, потому что у нас очень много «грязных» производств. И металлургия, и горная промышленность. Эти производства сопровождаются значительными вредными выбросами и большими отвалами, и это серьезная проблема для нашего региона.

Во-вторых, это как раз и вопросы перевалки. Перевалка угля, перевалка нефти на рейде — это, в том числе и экологические риски. Если будут повышаться требования к компаниям, которые такой перевалкой занимается, соответственно, у области появляются перспективы в тех вопросах, о которых я выше говорил. Потому что, как, например, убедить владельцев торгового порта перейти на западный берег? Есть только один путь. Это создать там необходимую инфраструктуру и усилить давление здесь на восточном берегу, поскольку мы не хотим дышать угольной пылью в центре города. Если эти два условия соединяются, то появляется перспектива для необходимого решения.

— Ужесточение экологических требований повлечет удорожание всех проектов, и готовы ли сейчас компании инвестировать в эти проекты? И у «Норникеля», и у «Еврохима» не все сейчас гладко с деньгами.

— Оценивать, много или мало компании инвестируют в экологические проекты, можно только тогда, когда мы понимаем, приближаются ли они к тем требованиям, которые установлены нормативными документами. Сейчас ведь тоже есть требования, но при этом существует и много исключений, либо разного рода послаблений. Это тоже на рабочей группе активно обсуждалось: если мы еще больше ужесточим экологические требования в стране, то для экономики создадим дополнительные сложности. Ряд экспертов предлагал сначала добиться исполнения уже принятых экологических требований и стандартов.

Так или иначе, проблема серьезная, и она уже назрела. На рабочей группе был представлен очень хороший доклад о том, что в мире есть три зоны: красная, желтая и зеленая. Все высокоразвитые страны, особенно в Европе, уже в основном в зеленой зоне, а Россия – в красной. И задача состоит в том, чтобы нам в самое ближайшее время, хотя на Госсовете предполагается обсуждать решения на перспективу до 2050 года, выйти из красной зоны и перейти хотя бы в желтую. Потому что, во-первых, мы сегодня губим природу и себя, здоровье своих людей. А, во-вторых, самое главное – экономика начинает реально отставать от мировых тенденций. Мы через откладывание решения экологических проблем можем прийти к тому, что наша экономика, и, прежде всего, наша продукция скоро не будут восприниматься другими странами как соответствующая современным экологическим стандартам. В результате, наша экономика потеряет конкурентоспособность и еще больше скатится вниз. На федеральном уровне это очень хорошо понимают, поэтому такие вопросы и выносят.

— А плохих новостей не услышали, в частности от «Роснефти», раз у вас были кулуарные встречи. Что там с Росляково?

— Звучит так: почему все молчат? Не молчат вообще-то, в марте месяце в Мурманске прошло заседание президиума арктической комиссии, вице-премьер Рогозин приезжал, представители «Роснефти» также были. Рогозин съездил в Росляково, где ему представили презентацию о том, как «Роснефть» собирается двигаться со своими проектами в Росляково. Понятно, что их арктические проекты из-за санкций сдвинулись, они этого и не скрывают, минимум на два года. Однако «Роснефть» ничего не останавливает, они сейчас занимаются изысканиями, проектированием, оформлением земельных участков и так далее. Это тоже процессы, которые требуют времени и большого количества согласований. Представители «Роснефти», кстати, на форуме подтвердили, что они также продолжают переговоры со своими иностранными партнерами, которые были в 2014 году, и которые из-за санкций вынуждены были уйти, с тем, чтобы найти решение, как возобновить сотрудничество. Есть, кстати, и другие решения.

Я присутствовал на форуме на подписании соглашения между «Газпромнефтью», нашей «МАГЭ», «Росгеологией», ОСК и Минпромторгом РФ. Соглашение организации производства оборудования для морской геологоразведки. Ранее наши компании использовали в основном западное оборудование, поставки которого сейчас из-за санкций практически остановились. Имевшиеся запасы компании уже выработали, просто купить новое уже нельзя, но и работу останавливать тоже невозможно. Поэтому и создаются консорциумы заинтересованных российских предприятий, чтобы наладить производство необходимого оборудования на наших отечественных заводах.

— Какие-то конкретные даты по Росляково звучали?

— Представители «Роснефти» на форуме никаких конкретных дат, естественно, не называли. Но обычно проектирование идет 1-2 года, потом еще год на экспертизу. Значит, можно считать, что 16-17-й год они точно этим будут заниматься. Может быть, в 17-м году мы сможем от «Роснефти» получить какие-то более видимые подтверждения того, что они делают. Но это касается создания в Росляково опорной базы для работы на арктическом шельфе. А вот что касается перспектив 82СРЗ, то они объявили, что пока сдвигаются работы на шельфе, «Роснефть» готова модернизировать завод для выполнения задач в области судоремонта. Они даже Рогозину во время его визита в марте объявили, что готовы выступить конкурентом ОСК и участвовать в конкурсах на ремонт флота по линии гособоронзаказа. Они сообщили, что в этих целях сейчас занимаются проектированием, и планируют модернизовать причальную стенку и плавучий док ПД-50. Мы будем эту ситуацию также мониторить. Поэтому не будем говорить, что все молчат, просто крупные компании, если и говорят о будущих проектах, то, как правило, только тогда, когда решения по проектам уже на стадии принятия. Пустые разговоры у таких крупных компаний порой дорого стоят, в первую очередь, сразу же отражаются на стоимости акций, могут негативно повлиять на взаимоотношения с кредиторами.

— То есть у вас про МТУ лучше не спрашивать, выходит?

— А что МТУ? Только недавно было мероприятие, приезжал федеральный министр транспорта Максим Соколов и подтвердил, что проект реализуется в соответствии с намеченными планами. Да, министр также подтвердил, что есть проблемы с финансированием, никуда не денешься. Аналогичные проблемы сегодня есть у всех крупных проектов в стране. Задача состоит в том, чтобы финансирование проекта КР МТУ сохранить в полном объеме и в соответствии с утвержденными графиками. Со следующего года федеральный и региональный бюджеты вновь переходят на трехлетний бюджет. Соответственно, первоочередная задача – добиться того, чтобы в предстоящем трехлетнем бюджете на 2017-2019 годы финансирование было сохранено.

Министр и губернатор договорились о том, что будут вместе над этим работать. Министр, я думаю, специально приглашает к этой работе нашего губернатора, убедившись на предыдущем опыте, как она умеет «пробивать» сложные вопросы. Вы помните, когда однажды нависла угроза сокращения финансирования проекта КР МТУ, Марина Васильевна и в Магадан полетела за Председателем Правительства РФ, и Президенту РФ звонила. В итоге вопрос был решен и финансирование сохранили.

Более того, Владимир Владимирович Путин даже публично объявил, что проект КР МТУ носит для страны стратегический характер и должен быть реализован в полном объеме и в установленные сроки.

Сегодня стоит задача завершить строительство железной дороги на Западный берег Кольского залива в 2018 году, ее никто не отменял. Подрядчик говорит, что способен сделать к 2018 году, если будет нормальное финансирование. Что касается перегрузочных терминалов на западном берегу, то могу заверить, что тот же Минтранс РФ заинтересован в их создании не меньше частных инвесторов, так как строящаяся за федеральные средства железная дорога не должна прийти в пустое место. Поэтому, как я уже сказал ранее, мы с ними сегодня ищем решение. Такие же, кстати, проблемы есть не только в Мурманске. На юге известный проект по строительству порта в Тамани также планируется реализовывать на основе государственно-частного партнерства. Тот же проект строительства глубоководного района Архангельского порта, за который наши соседи активно «бьются», тоже, если и будет реализовываться, то, скорее всего, с участием и частных инвестиций и государства.

— От миллиардных проектов к одномиллиардному. Хочется спросить про камеры, точки видеофиксации. Потому что какая-то началась нездоровая борьба. ОНФ влез в серьезную закупку. Что это: желание сделать себе и меня или действительно есть причина волноваться по поводу расходования такого количества средств в пору дефицита бюджетных средств?

— Я считаю, что просто «сладкая» тема, на которой можно попиариться и умность свою показать. Расчет на то, что обыватель же не в курсе. Ему как преподнесёшь, так он и воспримет. Поэтому все по порядку. Что мы хотели сделать сначала? Сначала, мы хотели реализовать инвестпроект. У нас сегодня хорошие дороги. Министр транспорта, когда приезжал, тоже это отметил. Он оценил так, что в Мурманской области одни из самых лучших дорог в стране. Ну, естественно, он прокатился от аэропорта до города, то есть фактически оценил федеральную трассу, которую действительно привели за последние годы в порядок.

Мы проблемы с нашими региональными дорогами, конечно же, знаем, хотя и по ним также в последние годы много сделали. Поэтому, если говорить в целом, то дороги у нас в области довольно неплохие. В связи с этим у нас начали возникать проблемы с превышением скоростного режима. Например, сделали трассу Апатиты-Кировск, тут же на этой дороге возросло количество аварий и смертельных случаев. Отремонтировали дорогу на Североморск — то же самое. Известно, что в области, как и во всей стране, произошло существенное сокращение полицейских, особенно постовых. Все большее распространение получают системы фотовидеофиксации, с помощью которой фиксируются нарушения ПДД, нарушитель получает по почте так называемое «письмо счастья» и оплачивает штраф. Штраф поступает в бюджет региона.

Все вроде просто, однако, где взять средства на установку этих систем при дефицитном бюджете? К нам пришел инвестор (потом их оказалось несколько), который предложил: давайте вы не будете тратить ни копейки из областного бюджета вообще. Я за свои деньги приобрету и установлю там, где вы скажете, необходимое оборудование, буду фиксировать нарушения ПДД (превышение скорости, проезд на красный сигнал светофора и т.п.), снимки нарушителей отправлять в ГИБДД, где на основании этих снимков будут оформляться соответствующие протоколы для выставления штрафов. Мурманская область начнет получать штрафы в бюджет, и с них будет мне платить за каждый снимок, а фактически за каждый выставленный штраф. То есть получалось, область, во-первых, могла решить задачу, что нам не надо изыскивать средства в бюджете для приобретения и установки систем фото-видеофиксации. Во-вторых, мы не рисковали бюджетом, поскольку, фактически источником средств для оплаты инвестору были бы поступления штрафов от нерадивых водителей. При этом мы не гарантировали инвестору, что будем оплачивать ему столько, сколько необходимо для окупаемости его финансовых вложений. Это его собственные риски.

Конечно же, мы собрались с ГИБДД и спросили, где в области поставить камеры, где у вас самые большие проблемы. Нам ГИБДД назвало точки, где, по их мнению, нужны камеры: всего порядка 50 мест. Дальше инвестор выполнил расчеты и определил, какое количество снимков и по какой стоимости он должен нам реализовать за пять лет, чтобы полностью окупить свои затраты. Этот объем снимков и их общая стоимость и были выставлены на конкурс. То есть победителем конкурса должна была бы стать компания, которая предложила бы нам зафиксированное количество снимков по меньшей стоимости. Далее, в процессе организации и проведения конкурса мы обнаружили ряд рисков. Мы рассчитывали, что через определенное время, когда инвестор окупит значительную часть своих вложений, у нас появится возможность часть средств, полученных от штрафов, направлять в дорожный фонд. Однако, как мы обнаружили из опыта других регионов, к сожалению, у инвестора нет заинтересованности фиксировать больше нарушений (выпускать больше снимков), чем ему необходимо, чтобы получить окупаемость проекта. Как оказалось, в других регионах были случаи, когда инвестор порой просто выключал камеры после выпуска необходимого ему количества снимков для того, чтобы экономить на электроэнергии и обслуживании систем фото-видеофиксации. Таким образом, наш проект мог бы закончиться, как только инвесторы окупили бы вложенные ими средства.

Вторая серьезная проблема, которая возникла, связана с понятием аппаратнопрограммный комплекс (АПК) «Безопасный город». Сегодня эта тема на уровне Совета безопасности РФ и на уровне Вице-премьера Рогозина стоит очень остро. Наш регион постоянно подвергается критике за то, что мы этот АПК «Безопасный город» не развиваем. Мы его в свое время частично сформировали, оборудовали видеокамерами Мурманск и ряд других муниципалитетов. Затем все оборудование передали в муниципалитеты, так как эта программа в большей степени была направлена на обеспечение охраны общественного порядка в населенных пунктах. К сожалению, муниципальные власти ничего не делают по развитию этой программы. Новых камер не устанавливают, существующие надлежащим образом не обслуживают. Все ссылаются на недостаток средств в бюджете. Поэтому год назад было принято решение по договоренности с областным УВД, что мы на уровне области разработаем программу дальнейшего развития АПК. Однако мы тоже понимаем, что лишних средств в областном бюджете также нет, и как можно будет реализовать такую программу – большой вопрос. Вот когда федералы узнали, что мы хотим реализовать проект создания системы фотовидеофиксации нарушений ПДД, они нам предложили объединить два проекта так, чтобы мы с одной стороны решили задачу по линии ГИБДД, а с другой стороны реализовали задачу расширения АПК «Безопасный город». Понятно, что этот вариант будет дороже.

Прежде всего, потому что придется устанавливать не просто камеры видеофиксации, а целые комплексы, включающие системы видеонаблюдения, которые будут передавать картинку еще и на пульты полиции.

Кроме того, система позволяет реализовать много еще других возможностей, вплоть до того, чтобы контроль, например, за котельными организовать, контроль каких-то особо опасных зон, таких, например, как плотины или мосты. Мы посмотрели опыт Вологодской области, сейчас Архангельская собирается так же делать, и решили, что нужно попробовать разработать новый проект, который позволит максимально много задач решить одновременно. Мы договорились с ВНИИ МЧС, который подготовит проект с финансовой моделью. При этом мы поставили условие, что денег у нас нет, и мы из бюджета просто выделить миллиард рублей не в состоянии, у нас есть другие более приоритетные задачи. Однако нас заверяют, что есть инвесторы, самый крупный из которых Ростелеком, которые готовы и такой проект профинансировать. Но это будет немножко другое финансирование, так как меняется подход. Если в первом проекте по видеофиксации инвестор сам должен был приобрести и установить камеры, то в новом варианте инвестор лишь предоставляет финансирование, а мы все делаем сами и, потом, возвращаем инвестору деньги из бюджета. В этой ситуации мы поставили задачу, чтобы нам разработали финансовую модель, при которой финансирование было бы растянуто на несколько лет, и чтобы мы смогли начать собирать штрафы прежде, чем наступит обязательство возвращать деньги инвестору.

При этом все приобретаемое под проект оборудование будет находиться в областной собственности, мы будем его полностью контролировать и, соответственно, оно будет работать столько, сколько потребуется. Наверное, нам все-таки придется какие-то средства в бюджете изыскивать. Однако уже сегодня, так или иначе, федеральное правительство настаивает, чтобы мы изыскивали средства для расширения АПК «Безопасный город». Кроме того, мы выделяем средства на модернизацию РАСЦО (региональную автоматизированную систему экстренного оповещения населения), на создание системы экстренных вызовов «112». Только что выделили средства на реконструкцию здания под создание центра обработки вызовов. Это все программы, которые мы сможем объединить в один проект. Поэтому когда мы все средства объединим, и сделаем единый комплекс, я думаю, область только выиграет. Так, как мы задумали реализовать проект, еще ни одна область в стране не делала. Посмотрим, как у нас это будет получаться, и дальше будем принимать окончательные решения.

— То есть те деньги, которые в ТЗ прописаны, порядка 200 млн ежегодно. Это деньги, которые в бюджет придут и потом будут на счета перекинуты?

— Не совсем так. Бюджетный кодекс запрещает напрямую увязывать поступления в бюджет с расходными обязательствами. Речь в данном случае должна идти лишь об определении размера выплат инвестору из бюджета. Расчеты были выполнены таким образом, чтобы этот размер не превышал объем штрафов, которые поступают в бюджет. При этом, напомню, в проекте по созданию системы видеофиксации было предусмотрено обязательство инвестора по предоставлению нам определённого количества снимков нарушений ПДД. Если бы по факту было предоставлено меньшее количество, то и оплата была бы соответственно за меньшее количество. Таким образом, повторюсь, инвестор в первом варианте полностью принимал на себя риски по окупаемости своих вложений. В проекте контракта с инвестором также предусматривалось, что если наши автолюбители станут осторожнее и будут аккуратно ездить, то, инвестор по согласованию с ГИБДД может переставить камеры в другие места с тем, чтобы сохранить собираемость штрафов, необходимых ему для возврата средств. То же самое, кстати, мы будем делать сами, если это оборудование будет у нас в собственности по новому варианту реализации проекта.

— А если не соберут?

— Вот если мы сами будем собирать штрафы, и их не будет хватать для возврата инвестору предоставленных нам финансовых средств, тогда это будет проблема нашего бюджета. Почему я и говорю, что нам надо очень аккуратно проработать финансовую модель проекта. Конкурс по системам фото-видеофиксации отменили. Сейчас, как я сказал ранее, разрабатывается техническое задание и финансовая модель нового варианта реализации проекта. В новом варианте будет и АПК «Безопасный город», и фото-видеофиксация нарушений ПДД, и, модернизация системы РАСЦО, и создание системы вызовов «112». Новый проект будет существенно дороже (возможно не менее 1,5 миллиардов рублей). Мы договорились, что проект обязательно вынесем на общественное обсуждение, чтобы рассказать, какие задачи он будет решать, как это будет выглядеть, для того, чтобы нам потом не задавали вопросы, в том числе и от ОНФ.

— Давайте поговорим про парковку в аэропорту, там снова все меняется и ничего непонятно. То есть было понятно, когда ушло в частные руки и сколько люди там зарабатывали на этом, и никто не мог повлиять на решение бывших владельцев аэропорта. А сейчас когда пришли новые, вы вообще с ними дружите?

— Действительно, решение о передаче привокзальной площади в аренду было принято задолго до того, как мы перешли работать в правительство. Ранее предпринимались попытки, чтобы расторгнуть договор аренды, но, к сожалению, они оказались неудачными. Но, тем не менее, мы с самого начала, как только начали работать в правительстве и, как только узнали, что у арендатора появилось желание установить шлагбаумы и собирать деньги, мы в эту историю вмешались. Во-первых, мы первую попытку заблокировали. Это было сделано с помощью прокуратуры, и арендатор долгое время шлагбаумы не закрывал. Потом арендатор все-таки пришел к нам в правительство и буквально взмолился. Он вынужден оплачивать аренду за взятую территорию, но на ней ничего не зарабатывает. В тоже время цель арендатора – оборудовать на привокзальной площади платную парковку автотранспорта.

Мы тогда договорились, что арендатор делает проект модернизации привокзальной площади, и мы его показываем населению, чтобы население получило информацию о том, как будет по-новому выглядеть площадь, и за что собственно население должно будет платить, заезжая на эту площадь. Такой проект был разработан, и мы дали свое согласие на закрытие шлагбаумов. При этом мы предупреждали арендатора, что если он не будет реализовывать проект модернизации площади или будет его затягивать, то тогда у правительства области вновь появятся основания для требования прекратить взимать деньги за стоянку автомобилей на привокзальной площади.

В прошлом году сменился основной акционер аэропорта. Им стала компания «Новапорт», имеющая под своим управлением 8 региональных аэропортов по стране. Новый акционер считает, что Мурманский аэропорт является очень перспективным и, с учетом роста пассажиропотока на 10-12% ежегодно, вполне может достигнуть статуса миллионника. С учетом такой перспективы они разработали и представили нам концепцию полной модернизации всего аэровокзального комплекса. При этом с целью создания максимальных удобств для возрастающего объема пассажиров планируется построить новый вокзал, а старое здание будет реконструировано.

Кроме того, с 1 июля согласно решению суда зона транспортной безопасности отодвигается на 50 метров от входа в аэровокзал. Это требование нормативных документов. В результате, получается, что та парковка, которая сейчас существует на привокзальной площади, полностью оказывается в зоне безопасности, соответственно стоянка автотранспортных средств на ней будет запрещена. Возможна будет только кратковременная остановка для посадки и высадки пассажиров, так, как это осуществляется практически везде в аэропортах по всей стране. В результате после 1 июля арендатор обязан будет либо открыть шлагбаумы, либо не брать плату за стоянку на привокзальной территории. Если этого не будет сделано, то мы вынуждены будем обратиться в прокуратуру. В связи со строительством нового здания аэровокзала будет перестроена вся привокзальная площадь, изменится схема подъездов и парковок. На период, пока будет идти реконструкция, будут неудобства.

Однако мы договорились с руководством аэропорта, что нужно будет обеспечить беспрепятственный подъезд пассажиров. Чтобы платные парковки, которые сегодня существуют по сторонам привокзальной площади, продолжали пока работать, но от них нужно обязательно сделать удобные и безопасные пешеходные пути следования к вокзалу. Понятно, что те, кто привык поступать по принципу: приехал, машину бросил и улетел на месяц, они так уже не смогут делать.

Придется привыкать к обычным в аэропортах правилам: подъехал, высадил пассажиров и выезжай за пределы привокзальной площади на парковку.

Будем при этом работать с частными инвесторами для расширения возможностей парковки автомобилей на подъездах к аэропорту. Возможно, в аэропорту первое время после 1 июля возникнут проблемы из-за некоторой неразберихи. Поскольку парковаться там, где привыкли, уже будет нельзя, люди будут ставить машины там, где получится, начнут забивать карманы на подъездах к административным зданиям аэропорта. У нас ведь как рассуждают: чем ближе поставишь к залу прилета, тем ты удачливей! Это будет какое-то время, но с этим будем бороться, особенно тогда, когда появятся альтернативные парковочные площади.

— Не вы, наверное, а новый владелец аэропорта?

— Это конечно. Администрации аэропорта в первую очередь придется заниматься. Однако, мы, как власть региональная, не намерены стоять в стороне. Мы заинтересованы в том, чтобы аэропорт выглядел, как положено, чтобы в аэропорту было больше порядка, и не нарушались нормативные требования по безопасности. У людей должна меняться психология. Аэропорт – это не гараж. Это место отправки и прилёта пассажиров. А если кто-то хочет здесь машину оставить на время, то для этого необходимо использовать внешнюю парковку.

— У нас отобрали финансирование к 100-летию города. С ваших слов, все нормально, а на самом деле, столетие — это такой повод был отремонтировать объекты культуры, а теперь что, ждать следующего столетия?

— Да, не все у нас нормально, к сожалению, есть и неудачные вещи. С чем мы столкнулись? План подготовки празднования был составлен предыдущим правительством в 2011 году можно сказать «на коленке». Включили в него пять областных объектов культуры: драмтеатр, филармонию, областную библиотеку, областной краеведческий музей и ДК имени Кирова. Когда мы начали заниматься в 2012 году, и я возглавил региональный огркомитет по подготовке к празднованию, высилось, что суммы необходимых на реконструкцию средств были можно сказать «взяты с потолка». Даже руководители учреждений культуры были толком не в курсе. А уже были заключены договоры на проектирование, проектировщики что-то там проектировали. Пришлось на ходу вносить корректировки в техзадания на проектирование, а где-то даже расторгать контракты и разыгрывать новые конкурсы. Потом по результатам проектирования мы пришли к выводу, что суммы, которые были обозначены в постановлении правительства РФ, и суммы, фактически необходимые на реконструкцию по результатам проектирования, у нас кардинально отличаются. Где-то существенно меньше, а где-то едва ли не в два раза больше.

Такой объект, как ДК им. Кирова вообще выпал, так как там оказались работы по капремонту, а федеральное финансирование выделялось только на работы по реконструкции. Само финансирование по постановлению правительства РФ было сдвинуто на 15-16-й годы. Мы начали работать с федеральными ведомствами с тем, чтобы попытаться сохранить зафиксированную в постановлении правительства РФ сумму в 1 миллиард 300 миллионов рублей, но перераспределить финансирование по объектам.

К великому сожалению, у нас за период с 2012 года поменялись три председателя федерального оргкомитета. Они у нас не держались как-то.

Только человека назначают, а он либо увольняется сам, либо ответственное федеральное ведомство (в нашем случае Министерство регионального развития) расформировывают. Да и сами руководители были на уровне не выше заместителей Министра. Очень рассчитывали, когда назначили руководителем оргкомитета Замминистра культуры РФ Манилову, что она-то точно поможет. Надежды, к сожалению, также не оправдались. В 2014 году нам полностью срезали все федеральное финансирование. Основанием послужило правительственное постановление, согласно которому снималось финансирование со всех объектов, по которым не начались строительные работы. Мы, естественно, возмутились. У нас к тому времени за счёт региональных средств уже полным ходом шла реконструкция филармонии, и уже начались работы в областном драмтеатре. Кроме того, по остальным объектам проекты реконструкции уже были направлены в Главгосэкспертизу. И тут у нас началась «карусель».

Мы заходим в Минкультуры РФ, нам говорят: проекты должны пройти Главгосэкспертизу, тогда мы включим их в программу и выделим средства. Идём в Главгосэкспертизу, там говорят: надо, чтобы Министерство культуры РФ подтвердило, что заявленные проекты входят в госпрограмму и на них выделено финансирование. Возвращаемся в Минкультуры РФ, там ответ: пока заключения Главгосэкспертизы нет, мы ничего подтверждать не будем. Замкнутый круг… Подключали вице-премьера Ольгу Голодец, обещала помочь, но вновь не получилось ничего. В итоге Марина Васильевна вынуждена была обратиться к Премьер-Министру Медведеву. Дмитрий Анатольевич нашего губернатора поддержал и дал указание профинансировать хотя бы филармонию. Но на сегодняшний день и это распоряжение пока не исполнено. Федеральные ведомства (Минфин, Минэкономразвития и Минкультуры) готовят предложение о том, чтобы во исполнение поручения Медведева ограничить финансирование филармонии размером в 100-110 миллионов рублей всего. При этом областной бюджет затратит на реконструкцию филармонии в общей сложности почти 500 млн. рублей. Мы пытаемся возражать, но, похоже, правительство РФ уже все решило.

Тем не менее, 100-летие города Мурманска так или иначе отпразднуем, уверен, что достойно. Но объекты культуры останутся и по ним всем уже готова проектная документация. Поэтому даже в условиях отказа федерального центра от софинансирования их реконструкции, будем тем не менее включать эти объекты в наши госпрограммы и изыскивать средства, чтобы реконструкцию выполнить. Будем вновь обращаться в правительство РФ и убеждать, что они обязаны нам помочь, тот же Минкультуры РФ. Кроме того, мы сейчас активно возрождаем соглашения с крупными предприятиями по социально-экономическому сотрудничеству. Хорошие соглашения у нас уже заключены с «ФосАгро», с Ковдорским ГОКом, с «Росатомом». Компании готовы выделять серьезные средства для совершенствования социальной инфраструктуры в городах их присутствия. Будем уговаривать эти компании также помочь нам и по областным объектам, хотя бы в приобретении специализированного оборудования для учреждений культуры. Непосредственно работы по реконструкции будем выполнять за счёт регионального бюджета. Нам пока всегда удавалось сохранять в областном бюджете порядка миллиарда рублей в год на капитальное строительство. Думаю, сможем хотя бы по одному объекту постепенно реконструировать.

— У мурманчан есть повод обижаться на федеральный центр?

— Обижаться бесполезно, это было решение не только по нам. Было общее решение в стране не финансировать из федерального бюджета празднования юбилеев по городам, только краев и областей. Это не от хорошей жизни. Конечно, нам обидно, что мы были вот-вот.., могли финансирование хотя бы на четыре объекта получить, но не сложилось. Однако наша святая обязанность (я имею в виду правительство области) эту программу завершить.

http://severpost.ru/read/43481/

Больше информации о: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,



Новости Мурманска

0No feed items.

Все новости Мурманска и Мурманской области >>