A feed could not be found at http://www.hibiny.ru/news/rss.php
Зрелища подождут ~ Mурманск, город-герой! Новости, достопримечательности, памятники, бензин, Wi-Fi
100-летний юбилей г. Мурманска

100-летний юбилей
города Мурманск

Столетие Мурманска в официальных документах

Всё о столетнем юбилее г. Мурманска в 2016-м году

Мурманск — город-герой!

Мурманск

Кольский полуостров, Северо-Запад России


Зрелища подождут

Опубликовано
3608 дн. назад

«Как город наш стремительно раздался вширь и ввысь, а говорят, строители у нас перевелись». Эта строчка, уже и не помню из стихов какого поэта, заевшей пластинкой крутилась в голове на протяжении всего разговора с собеседником. Как ни крути, у нас получается всё с точностью до наоборот. Профессиональных строителей в Мурманске – раз-два и обчёлся, город уже давно не тянется ни вширь, ни ввысь, какая уж там стремительность. Только скрипит костями-«хрущёвками», да шаркает «деревяшками»-подошвами.

Как читатель уже догадался, сегодня мы снова возвращаемся к рубрике «К 100-летию Мурманска» и пригласили принять участие в разговоре на эту тему Игоря Яковлевича Калошина, почётного гражданина города-героя Мурманска, заслуженного строителя РСФСР.

— Я помню Мурманск с 1935-го, когда мне едва исполнилось 3 года, – вспоминает Игорь Яковлевич. – Не исключено, что профессиональным строителем решил стать по наказу матери, когда мы в 1943 году вернулись из эвакуации в сожжённый и разгромленный Мурманск. И я, выпускник первой мужской средней школы, закончив 10 классов в 1951 году, поступил в Ленинградский политехнический институт на гидротехнический факультет. На тот момент в стране был широко провозглашён лозунг: «Даёшь стройки коммунизма!» А гидроэлектростанции тогда были основой строек энергетики.
Закончив вуз в 1957 году, я 6 лет работал по направлению на крупных стройках страны, в том числе и гидротехнических – на Куйбышевской ГЭС, Мингечаурской ГЭС. В Ленобласти, под Гатчиной, в Орловой Роще строил один из первых атомных корпусов, там же, кстати, работал в те же годы и нобелевский лауреат Андрей Дмитриевич Сахаров. То есть с объектами атомной энергетики, обеспечивающими надёжность подачи энергии, я ознакомился очень рано.
А в 1963 году, приехав в Мурманск в отпуск и проходя мимо треста «Мурманскжилстрой», решил зайти. Мне давно хотелось вернуться домой, на малую родину, и я был уже не молодым специалистом, а с опытом работы в должности старшего прораба. Принял меня сразу управляющий трестом Владимир Степанович Гавриченков (памятная доска в его честь была открыта в августе 2011 года в Мурманске по адресу: ул. Софьи Перовской, 17. – Авт.), дал отношение на перевод. Тогда был такой порядок: если кто изъявил желание работать на Севере, задерживать его никто не имел права. Когда приехал в Мурманск, поставили старшим прорабом на строительство северных микрорайонов города. С 1963 года до 1994 год я прошёл путь от старшего прораба до главного инженера «ГлавМурманСтроя». Работал до момента развала как СССР, так и строительной отрасли на Мурмане. В городе трудно найти объект, в строительстве которого я не принимал бы участие.

— Чьи это были проекты – местные или питерские?

— Свои. В Мурманске работали два мощных проектных института – «Мурманскпромстрой» и «Мурманскжилстрой», которые обеспечивали документацией все виды строительства в городе, за исключением портовых и морских сооружений. Жилье, объекты соцкультбыта, хлебозаводы, мясокомбинат, хладокомбинат, цеха судоверфи и т.д. – проекты всех этих зданий делали сотрудники двух институтов, причём достойные были не только расчёты, но и работа строителей.

— Вы больше занимались промышленным строительством или жилищным?

— Примерно половина на половину. Сначала работал старшим прорабом в СМУ-8 треста «Жилстрой». Потом был начальником управления по строительству магистральных сетей города Мурманска, которые обеспечивали объекты и жилищного, и промышленного строительства – 3 нитки водопровода, теплосети вместе с источниками теплоносителя, мощные кабельные магистральные сети, главный канализационный коллектор. А сегодня мало кто из специалистов знает, где у нас лежат основные кабели.
Потом 5 лет я был главным инженером «Жилстроя». Это было сугубо жилищное строительство, Домостроительный комбинат у нас был субподрядчиком. Отстроили весь центр города, Первомайский район. Потом стал управляющим треста «Промстрой». Строил от Никеля и Заполярного до Мурманска и Пушного. Все птицефабрики, животноводческие комплексы, металлургические комбинаты были в сфере деятельности треста, которым я руководил до 1987 года, когда меня назначили заместителем начальника «ГлавМурманСтроя».

— Как работала тогда система финансирования?

— Очень просто. Плановое хозяйство. Планировались финансовые ресурсы, под них выдавались материальные ресурсы, решались кадровые вопросы. Трест «Промстрой», например, был первой категории, и 52 млн советских рублей выделялись для освоения на 1 год. Крупнее его был только «Апатитстрой». С определённой стороны тогда было легче, чем сейчас: деньги были, проблема состояла лишь в том, чтобы их вовремя освоить. Нынешним же руководителям, среди которых и строителей-то почти не осталось, приходится постоянно «выбивать» деньги за выполненную работу. Мы работали по двухлетнему плану, и технологии освоения средств у строителей являлись одними из передовых в Советском Союзе.
Был единый заказчик – УКС (управление капитального строительства) горисполкома, где концентрировались все средства, и оно подчинялось непосредственно мэру города. Это очень важно, потому что средства не распылялись, Мурманск застраивали комплексно. К примеру, дано было задание: построить в год 70 домов – строили, и уже имелся переходящий план на следующий год. Была огромная ответственность, и больше всего спрашивали с руководителей. Если деньги не осваивались до конца года, то они переходили на следующий. Но их у тебя могли в следующем году и отнять, передав тому, кто свои средства вовремя освоил.

— А по какой причине их могли не освоить?

— У меня таких случаев, а работал я безо всяких «лап», не было. Объём промышленного строительства был колоссальным, потому не у каждого всё получалось. В Мурманске стояло до 70 башенных кранов. На линии выходило до 500 большегрузных машин.

— Как осуществлялось движение в городе при такой загруженности дорог?

— Мурманск в то время ещё не был заполонен частным транспортом. Сложности были в другом – поставке стройматериалов, цемента, хоть это и делалось централизованно. Случались ситуации, когда на наших растворных или бетонных заводах заканчивался цемент. Того и гляди, не сегодня-завтра остановимся. Тогда вмешивались горком, обком, принимали экстренные меры. Арматура, металл, бывало, тоже оказывались на исходе. И всегда ощущался кадровый голод, хоть и насчитывалась огромная армия строителей – 60 тысяч, в том числе по городу Мурманску – 30 тысяч квалифицированных рабочих.

— Заработки были какие?

— Такие, которые обеспечивали среднему рабочему пропитание, проживание, содержание семьи, выезд её на летний отдых к морю ежегодно не только поездом, но и самолётом. Приведу пример: линейный ИТР, мастер получал оклад от 140 до 160 рублей, старший прораб, начальник участка – от 160 до 200 рублей, начальник крупного строительного управления – 250 рублей, управляющий трестом – 350 рублей. На оклады накручивались «полярки», коэффициент, премии, если они есть.

— А если сравнить заработок рабочего и рядового инженера?

— Рабочие основных производственных бригад, бригадиры зачастую получали больше, чем мастер или прораб. А какие проводились соревнования! Когда в управлении или тресте собирались бригадиры и обсуждали, чьи показатели лучше, то такие «войны» (в хорошем смысле этого слова) происходили.

— Материальная заинтересованность в том, чтобы выбиться в лидеры, была?

— Как без неё? К вымпелу, знамени прикладывались премии. Небольшие, правда. Я недавно перелистал свою трудовую книжку – премии были и по 60 рублей, это, наверное, как сейчас 6 тысяч.

— Раньше величину премии записывали в трудовую книжку?

— А как же? Все поощрения, которые получал работник, от рабочего до начальника главка, обязательно записывались в трудовую книжку. И сегодня, когда вы захотите взять на работу строителя, который может наговорить о себе очень много хорошего и даже заручиться нужным резюме, то лучше его не слушайте, а посмотрите трудовую книжку. Где он работал, когда и что получал за свой труд. Зря сегодня пытаются отменить трудовые книжки. Это будет на руку тем, кто успел много где поработать, а за плечами ничего нет. Мнят что-то о себе, говорят: какой я большой, великий. А на самом деле – пшик, пустой звук.

— Что это было такое – строительный комплекс «ГлавМурманСтроя»?

— Рабочие бригады, строительные управления, главк, сопутствующие подразделения. Производство бетона, железобетона, кирпича, щебня и т.д. Мощные транспортные мероприятия, механизация. Всё это должно являться основой строительного комплекса, которой сегодня нет и в помине.

— Надо ли иметь сегодня на территории Мурманской области заводы по производству строительных материалов? В те времена, когда они здесь работали, производилось всё необходимое, или что-то закупали в других регионах?

— Мы располагали мощностями по строительству основных коробок зданий. Завозилось в основном электрооборудование, сантехническое оборудование, стекло. Станки, само собой, тоже, их поставщиками были крупные заводы.

— Вы легко «перескочили» с жилищного строительства в промышленное? Сложно вообще поменять спецификацию?

— На определённом этапе строителю необходимо, чтобы отлично работали руки и голова. Когда количество подчинённых увеличивается, необходимы определённые организаторские способности. Нужно уметь правильно расставить людей, механизмы, вовремя всё заказать, уметь освоить огромные средства. Большая работа. В студенческие годы мне привелось поработать и каменщиком, и плотником, и бетонщиком. Молодёжь в своё время очень здорово учили. А когда пойдут такие крупные категории, как тресты и главки, то в основном должна работать голова.

— Говорят, вы много строили, но дома были однотипные, и город получился безликий. Почему плохо продвигалось строительство домов оригинальной архитектуры?

— До некоторой степени это – наследие прошлых лет. В Мурманске было много бараков, деревянных домов, а в окрестностях даже сохранились землянки. Нужно было после войны очень быстро и, по возможности, дёшево за две пятилетки, настроить домов и выселить людей из бараков. Строили дома 477-ой серии, знаменитые «хрущёвки». У молодых строителей тогда гуляла байка: «Что успел Никита Сергеевич Хрущёв сделать за свою жизнь, и что – нет? Успел – потолок приблизить к полу, не успел – соединить водопровод с канализацией». Это было в основном кирпичное строительство. Потом на подмогу к кирпичникам пришёл Домостроительный комбинат, который выпускал определённые металлические формы, которые заливали бетоном и везли на точку монтировать.
В таких условиях трудно было экспериментировать и развивать архитектурную часть проекта. Хотя в ДСК работали отличные специалисты, Феликс Таксис, например, и его коллеги. Они ушли от однотипных пятиэтажек, пришли к девятиэтажкам разной конфигурации, пытались как-то развивать малые архитектурные формы – балконы, лоджии. При проектировании школ, детских садов уже работала фантазия. Но надо было сначала дать людям квартиры, а потом разворачивать полным ходом малоэтажное строительство. Кстати, в 1987 году было постановление партии и правительства, решения обкома партии и профсоюза о том, что в 2000 году каждая семья должна иметь отдельную квартиру. Я был в то время замом начальника «ГлавМурманСтроя» и принимал самое непосредственное участие в расчётах: как к 2000 году выйти на этот показатель? С теми мощностями, которыми мы располагали, не получалось.
Хотя мы построили цех по производству стройматериалов «АрктикТиви», перевели из области в Мурманск два стройуправления, создали новый трест, начали строительство завода по производству сантехники, столярных изделий. Тогда вводили в год 4,5 тыс. кв. метров жилья, а надо было 7 тыс. кв. метров. У нас не получалось избавиться от «деревяшек» к 2000 году, но получалось к 2002. Мы бы успели, если бы не произошло развала страны и обвала строительного рынка. Хочу обратить внимание, что Мурманском всегда управляли строители: и первый, и второй руководитель города, – Сотников, Балакшин, Романенко – вплоть до Найдёнова. Это очень здорово отражалось на стройках. Горком партии, обком – все были завязаны на это дело. Не смотрели расчёты, но контролировали процесс.

— Надо ли возрождать сегодня строительство заводов стройматериалов?

— При той системе, которая существует, возродить строительную индустрию невозможно. Мы всегда раньше отстраивали город вверх – этажность, или вширь – расширяли площадь застройки. Помню, в первый год правления Ельцина приходит народно-хозяйственный план, как мы его по привычке ещё называли, и там ни копейки не выделялось на жильё. Подумал: неужели наверху не понимают, что жильё и хлеб – это две важнейшие вещи для человека?
Я сам вырос в коммунальной комнате, отец был рыбаком тралфлота. Хорошо помню, как ещё студентом мечтал об отдельной квартире. Хотели совершить сразу скачок: из недостроенного социализма – в капитализм. В результате всё развалилось.

— Каким бы вы хотели видеть Мурманск через 5 лет?

— Мечтаю, чтобы восторжествовала идея труда, чтобы труд был делом чести, доблести и геройства. Не побоюсь этих пафосных слов.

— Что вы имеете в виду под словом «труд»?

— Я вкладываю в это понятие, прежде всего, труд на благо Родины, страны, государства, как хотите, назовите. Но не на благо предпринимателя.

— Наша рыночная экономика базируется на предпринимательстве. Как без него?

— Я посещал Латвию, Эстонию в советские времена, мне нравились местные частные предприниматели. Кафешки, магазинчики – это очень хорошо. Я не о таком предпринимательстве говорю. Имею в виду крупный бизнес, олигархов, которые управляют недрами, как своей кооперативной или личной собственностью. Они налоги отчисляют, но основные деньги утекают.
Главным работодателем в России должно быть государство, оно должно владеть базовыми отраслями промышленности, планировать их и развивать. Я мечтаю также вернуться к тому времени, когда мэров, губернаторов выбирал народ, а не большие кошельки и политтехнологи, которые его дурят.

— Владимир Путин говорит, что сейчас – переходный период, а потом страна вернётся к системе выборности.

— Он так затянулся, этот переходный период. Мы за 20 лет после войны подняли страну из руин, стали выводить её на передовые рубежи. И ещё я хочу к столетию города – справедливости, то есть должен работать принцип: от каждого – по способности, каждому – по труду. Тогда возродится и строительство. Мы настроили кирпичных домов, «хрущёвок» в своё время, но сегодня на их месте надо уже строить новые, благоустроенные, реконструируемые дома. Это огромная работа, которой сейчас никто не занимается, а ведь износ идёт колоссальный. Было время, этой проблемой в Москве занимался Лужков, и я к нему ездил, смотрел. Но там делалось всё по-другому: старые дома сносили и на их месте возводили новые. А у нас дома построены в основном на скалах, их сносить не надо. Надо встраивать новое, современное в старые стены. Сегодня мурманчан осталось 315 тысяч вместо 480 тысяч. Мы расчёты по расселению делали на 500 тысяч, значит, дополнительно надо построить домов не так много, а реконструировать придется – колоссальное количество.
Ещё я очень бы хотел, чтобы к 100-летию в Мурманске появился памятный знак его строителям с 1916-го по 2016-й годы. И место есть – на улице Профсоюзов, где стоит памятник строителям, погибшим во время Отечественной войны. Мы же задумали его с Гавриченковым, начальником «ГлавМурманСтроя», и Молчановым, главным инженером, когда я был у него замом. Хотели соорудить памятник строителям, не пришедшим с войны. А потом его вдруг стали считать памятником военным строителям. Надо построить и разместить рядом примерно такое же сооружение и написать на нём: «Строителям города Мурманска, 1916-2016 годы». В Мурманске есть памятник Покорителям Арктики (в ужасающем состоянии, кстати, он сегодня находится), а строителям, построившим самый большой город за Полярным Кругом, нет.
И ещё надо освежить город, убрать с фасадов ржавчину и «самодел». Коль приватизировали жилищную собственность, извольте содержать в надлежащем состоянии балконы и лоджии. Сейчас продаются краски, которые не требуют очистки ржавчины: красишь, и она вступает с поверхностью в контакт. Я отделал так свою лоджию и балкон. Мечтаю также убрать управляющие компании, переписать Жилищный кодекс и вернуть ЖКХ в собственность и управление государства.

http://www.polarpravda.ru/poslednie_novost/?newsid=999&page=7

Больше информации о: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,



Новости Мурманска

0No feed items.

Все новости Мурманска и Мурманской области >>