A feed could not be found at http://novosti-murmanskoy-oblasti.ru/rss.xml
Сто страниц истории к 100-летию Мурманска. Северный форпост России / 2 ~ Mурманск, город-герой! Новости, достопримечательности, памятники, бензин, Wi-Fi
100-летний юбилей г. Мурманска

100-летний юбилей
города Мурманск

Столетие Мурманска в официальных документах

Всё о столетнем юбилее г. Мурманска в 2016-м году

Мурманск — город-герой!

Мурманск

Кольский полуостров, Северо-Запад России


Опубликовано
1669 дн. назад

Продолжение. (Начало)

Лето 1933 года. События, происходившие в это время, для современников были покрыты густой завесой тайны. Да и в наше время события этого лета либо недостаточно известны, либо изложены с примесью мифов и легенд.

Неужели поторопились?

Корабли экспедиции особого назначения идут к месту своего нового базирования. Для большинства участников этих событий еще неведома конечная цель похода. Предпринят ряд мер по обеспечению секретности: замена ленточек на матросских бескозырках, полное сокрытие названий кораблей (доски с накладными буквами были демонтированы с бортов) – вплоть до закрашивания надписей на спасательных кругах. С личным составом проводятся беседы для исключения любых упоминаний названий кораблей в разговорах и конечной цели похода…

А в Мурманске тем временем в обстановке строжайшей секретности разворачиваются работы по созданию базы военной флотилии. Прибывший в Мурманск после окончания военно-морского училища Михаил Августинович впоследствии так вспоминал события июля 1933 года: “Мурманск встретил нас проливным дождем. Кругом была непролазная грязь… Мы долго искали военного коменданта станции, располагавшегося тогда в небольшой комнате деревянного полутораэтажного вокзала. Еще большим разочарованием для нас было заявление коменданта, что ни о какой флотилии он “ни сном ни духом не слышал” и ничем помочь нам не сможет… О создании Северной военной флотилии Мурманск еще не знал”.

Тем не менее в соответствии с указаниями Генерального штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии формируется Мурманский военный порт. От гражданских организаций принимаются складские помещения, административные здания и причалы, готовятся строительные площадки для казарм, госпиталя, жилых домов и других сооружений.

Возникают первые проблемы – материально-техническое состояние предприятий и организаций Мурманска не в состоянии обеспечить выполнение даже минимума необходимых работ как в количественном, так и в качественном отношении. Утвержденный штат военного порта явно недостаточен. На месте ощущается острая нехватка квалифицированных специалистов, даже несмотря на всестороннюю помощь, оказываемую партийными и хозяйственными органами города. Инфраструктура не развита. Морской театр практически неизвестен, большинство сведений о нем как минимум полувековой давности.

Выводы далеки от оптимизма: с решением о создании флотилии явно поторопились.

Во второй половине июля 1933 года в Мурманск прибывает Начальник Морских Сил Владимир Орлов. Основная цель визита – осмотр Кольского залива и выработка рекомендаций по строительству баз Северной флотилии. Но ему приходится изменить план своего пребывания на Севере – вопросы, связанные со строительством Мурманского военного порта, не требуют отлагательства, каждый день приносит все больше и больше проблем… В итоге осмотру Кольского залива был посвящен всего лишь один день – 21 июля он обходит залив на гидрографическом судне “Мороз”.

Мы здесь по воле Сталина и отсюда никуда не уйдем!

26 июля 1933 года ТАСС передает следующее сообщение: “18 июля тт. Сталин и Ворошилов приехали в Ленинград и вместе с тов. Кировым в тот же день выехали на Беломорско-Балтийский канал. По ознакомлении с работой канала и с состоянием гидротехнических сооружений выехали через Беломорский порт Сорока в Мурманск. В Мурманске тт. Сталин, Ворошилов и Киров осмотрели Мурманский порт и бухту Полярную (Александровск) в Мурманском заливе. 25 июля по возвращении в Ленинград и осмотре Ленинградского порта тт. Сталин и Ворошилов выехали в Москву”.

О поездке Иосифа Виссарионовича Сталина в Мурманск писалось немало. Нам бы хотелось осветить лишь некоторые эпизоды, сокрытые за скупыми строками сообщения, которые имели непосредственное отношение к создаваемой флотилии и строительству Мурманского военного порта.

18 июля 1933 года пароход “Товарищ Анохин” отошел от Озерной пристани и взял курс на Беломорско-Балтийский канал. На борту помимо Сталина находились Климент Ворошилов, Генрих Ягода и Сергей Киров.

Утром 21 июля пароход “Товарищ Анохин”, проследовав вслед за кораблями экспедиции особого назначения Беломорско-Балтийским каналом, прибывает на Сорокский рейд (ныне – Беломорск). Именно там состоялся торжественный митинг, на котором официально было объявлено о решении правительства сформировать флотилию. О самом митинге существует множество противоречивых свидетельств. С одной стороны, имеются упоминания о “пламенной речи товарища Сталина со словами наказа краснофлотцам и командирам”. Само собой, большинство подобных воспоминаний относится к 1930-1950-м годам. С другой стороны, говорится о дурном расположении Сталина и на многочисленные просьбы выступить “…тот вдруг вынул трубку изо рта и довольно громко сказал: “Нэ буду!”, после чего повернулся и пошел…”. Нетрудно догадаться о времени публикации подобных воспоминаний. Но есть и любопытные сведения. По воспоминаниям Д. Ф. Фролкина, написанным еще в 30-е годы, “на 19-м шлюзе тов. Ворошилов принимал парад краснофлотцев, на котором выступал и тов. Киров”. И ни слова о выступлении Сталина! Интерес представляют описания этих событий Константином Симоновым, записанные в 1960-х годах со слов адмирала Ивана Исакова: “В Сороках, когда прошли Беломорско-Балтийский канал, был небольшой митинг, на котором выступили то ли начальник, то ли заместитель начальника “Беломорстроя” Рапопорт, начальник ГПУ Ленинграда Медведь и еще кто-то. Стали просить выступить Сталина. Сталин отнекивался, не хотел выступать, потом начал как-то нехотя, себе под нос. А перед этим, надо сказать, все речи были очень и даже чересчур пламенны, говорили, что мы теперь здесь встали по воле Сталина и отсюда никуда не уйдем, что море наше, что мы завоюем Север, что мы разобьем здесь любого врага, и т. д. И вот после всех этих речей Сталин, как бы нехотя, взял слово и сказал:

— Что тут говорили: возьмем, победим, завоюем. Война, война… Это еще неизвестно, когда будет война. Когда будет – тогда будет! Это север!.. – и еще раз повторил: – Это север, его надо знать, надо изучить, освоить, привыкнуть к нему, овладеть им, а потом говорить все остальное”.

Вечером того же дня высокие гости пассажирским поездом выехали в Мурманск, для чего к составу были прицеплены два купейных вагона.

“Вот здесь море, здесь окно! Большой флот здесь…”

Тем временем в Мурманске шли приготовления к встрече комиссии. “21-го числа уже в основном все было готово. Вечером приходит Фомин. Он занимался подготовкой судна. Приходит и говорит: “Как у вас дела?”. Прошел по помещению… Спрашиваю его, кто же у нас будет. Говорю, все-таки я капитан, желательно знать. Потом, говорит, увидишь”, – вспоминал капитан парохода “Буревестник” Андрей Михайлович Чухчин.

Утром 22 июля 1933 года в 8.30 комиссия прибыла в Мурманск. Два купированных вагона отцепили от пассажирского поезда и в 9.35 доставили в Мурманский торговый порт. Гости спустились по трапу на судно. “Без свистков, концы отдали и пошли…”. Сперва осматривали со стороны залива сооружения Мурманского порта, мастерских. Во время следования обсуждали вопросы о перспективах развития Мурманского порта, необходимости строительства судостроительного и судоремонтного заводов и другие вопросы. После осмотра Мурманского порта последовали по Кольскому заливу на север. Андрей Чухчин вспоминает: “Спрашиваю, куда следовать. – Прямо по заливу. Идем по Кольскому заливу…”. Воспоминания отразили даже мелкие бытовые подробности, в частности, Сталин и Ворошилов находились не на мостике, а на полубаке. На судне было семь мелкокалиберок и дробовиков. “Тов. Ворошилов стрелял с полубака из дробовика, очень брал метко, обстреливал очень хорошо, одну чайку крепко посадил на воду… Фотограф все время заснимал, как Ворошилов стрелял по чайкам, потом как Сталин накладывал табак из своего резинового кисета. Разговаривали между собой, живой разговор вели, были в веселом настроении”.

“Буревестник” проследовал до Цып-Наволока, после чего было решено зайти и осмотреть Екатерининскую гавань, но с таким расчетом, чтобы в 19.30 быть в Мурманске. “Сталин курил из трубки, всматривался в побережье Кольского полуострова, и был оживленный разговор между тов. Ворошиловым и военными моряками. Между прочим, карта Кольского залива была разостлана, рассматривали карту и оживленно разговаривали”. Именно в это время Сталиным были произнесены слова, поразившие, по словам Андрея Михайловича, своим предвидением даже присутствовавших на борту моряков – представителей командования ВМС РККА: “Что такое Черное море? Лоханка. Что такое Балтийское море? Бутылка, а пробка не у нас. Вот здесь море, здесь окно! Большой флот здесь…”. Любопытно, но спустя десятилетия (цитата была стенографически записана со слов Андрея Чухчина в 1935 году на совещании команды “Буревестника”) фраза эта была воспроизведена Иваном Исаковым (тем более в период апогея в развенчании культа личности, а Иван Степанович, как известно, не относился к поклонникам вождя, а скорее, в ряде случаев – даже наоборот). Отличие состояло только в некоторых деталях. При этом уточняется: “Это было сказано в те времена, когда идея создания Большого флота на Севере еще не созрела даже у самых передовых морских деятелей. А после того как он это все сказал, продолжая глядеть в иллюминатор на серый невеселый горизонт, он добавил: “Надо попробовать в этом году еще караван военных судов перебросить с Балтики. Как, можно это сделать?”.

Вечером того же дня по прибытии “Буревестника” в Мурманске состоялось совещание с руководителями местных партийных и хозяйственных органов. Обсуждались самые наболевшие вопросы, связанные с развитием города и региона, не требующие отлагательств. А ближе к полуночи комиссия поездом выехала в Ленинград.

Последствия не заставили себя долго ждать

В результате поездки комиссии было принято окончательное решение о выборе места для строительства баз и оборонительных сооружений, передаче в ведение флотилии судов гражданских ведомств. Решение проблем, связанных с формированием флотилии, требовало срочного вмешательства на высшем партийном и государственном уровне…

26 июля принимается решение об отправке из Кронштадта в Мурманск второй экспедиции особого назначения. Ядро этой экспедиции составили суда с материально-техническим имуществом, столь необходимым для нормального функционирования флотилии на начальном этапе. В состав второй экспедиции вошло только три боевых корабля.

1 августа в Мурманск из Кронштадта прибывает учебный корабль “Комсомолец” со слушателями Особого курса военно-морской академии, штурманского класса специальных курсов командного состава и курсантами военно-морских училищ. Принимается решение о временном включении его в состав Северной военной флотилии в качестве штабного корабля и плавучей казармы командного состава.

До прибытия кораблей первой экспедиции особого назначения в Мурманск оставались считанные дни…

Павел СТЕЖКО, главный герольдмейстер Северного флота

(Начало)

http://vmnews.ru/proekty/100-stranic/2013/03/01/severnyj-forpost-rossii

Больше информации о: , , , , , , , , , , , , , , , , ,



Новости Мурманска

0No feed items.

Все новости Мурманска и Мурманской области >>