A feed could not be found at http://region51.com/feed/news/
Сто страниц истории к 100-летию Мурманска. Мурманцы: Транзе был в восторге от Севера ~ Mурманск, город-герой! Новости, достопримечательности, памятники, бензин, Wi-Fi
100-летний юбилей г. Мурманска

100-летний юбилей
города Мурманск

Столетие Мурманска в официальных документах

Всё о столетнем юбилее г. Мурманска в 2016-м году

Мурманск — город-герой!

Мурманск

Кольский полуостров, Северо-Запад России


Сто страниц истории к 100-летию Мурманска. Мурманцы: Транзе был в восторге от Севера

Опубликовано
2854 дн. назад

Есть в южной части архипелага Северная Земля два небольших острова. Ничем особым они не выделяются. Один скалистый, вытянутый, другой почти полностью покрыт песком. Ни тебе тропических лесов, как на какой-нибудь Новой Гвинее, ни вулканов, как на Курилах, ни залежей угля, как на Шпицбергене. Просто клочки суши, затерянные в ледяных просторах Арктики. Почти также затерялась когда-то среди множества изломанных и раздавленных льдами истории жизней судьба человека, в честь которого они названы.

Это лучше, чем Аляска

— Нет нигде на Севере такого местечка. Нигде! Творчество, вы поймите! Творчество, несмотря ни на что. Вот продали американцам Аляску. Они только поскребли – и потекли миллионы. Здесь рыба, удивительная рыба, леса, ископаемые! Это лучше Аляски…

Слова, которые вы только что прочитали, посвящены Мурманску. Участник белого движения, писатель Александр Гефтер вложил их в уста одного из персонажей романа “Секретный курьер” – спутника главного героя, названного в произведении фамилией Ранау. В “Северных воспоминаниях” Гефтера он же выведен как некий фон Т. Сопоставление данных мемуарной и художественной литературы с материалами, хранящимися в Государственном архиве Мурманской области, позволяет прояснить личность этого человека. За обозначениями “Ранау” и “фон Т.” скрывается известный полярный исследователь Николай Транзе.

Николай Александрович фон Транзе 2-й – так в соответствии с флотской традицией нумеровать одинаковые фамилии его именовали до революции. Родился он 6 февраля 1886 года в морской семье. Его отец – выходец из прибалтийских дворян – и пятеро братьев тоже были моряками. До 1911 года Николай плавал на кораблях Балтийского флота. В 1912-м стал минным офицером и вахтенным начальником на ледокольном пароходе “Таймыр” Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана, открывшей год спустя Землю Императора Николая II, названную впоследствии Северной Землей. В 1914-1915 годах уже на ледокольном пароходе “Вайгач” Транзе прошел Северным морским путем из Владивостока в Архангельск. “За труды, понесенные в экспедиции”, был награжден орденом Святой Анны 3-й степени и, как и все участники, специальным нагрудным знаком. Потом участвовал в первой мировой войне, в Ледовом походе Балтийского флота.

Не воевать, а торговать

Как Николай Транзе оказался в Мурманске – история особая. После знаменитого Ледового похода, когда были переведены из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт и тем самым спасены от немцев и финнов суда Балтийского флота, начались аресты офицеров. Руководивший этой героической операцией капитан 1 ранга Алексей Щастный был расстрелян. Спасаясь от матросской резни, Транзе с семьей бежал. На маленьком катере со многими мытарствами они добрались до Швеции. “В память” об этом путешествии у его жены осталась седая прядь волос. Относительно дальнейшего в “Секретном курьере” сообщено, что “Ранау отправлялся на Мурман, но не воевать, а по коммерческим делам англо-русского общества, в котором он был одним из директоров”. Поскольку роман Гефтера не просто автобиографичен, но во многом и документален, не доверять ему нет оснований.

В Мурманск Транзе и Гефтер прибыли вместе в конце декабря 1918 года. Гефтер остался в городе на берегу Кольского залива, а его спутник отправился дальше. 4 января 1919-го Николай Александрович прошел регистрацию в управлении штаба Главнокомандующего русскими войсками Северной Области в Архангельске и вскоре вернулся на Кольский полуостров. В середине апреля в Мурманском литературно-художественном кружке состоялась его лекция, посвященная полярным плаваниям, участником которых он был.

“Несмотря на специальный характер лекции, зал был полон, – сообщал тогда “Мурманский вестник”. – Популярная по форме, насколько возможно приноровленная к аудитории, лекция была содержательна и интересна по своим выводам… Особенно сильное впечатление на слушателей производило описание тех трудностей, лишений и опасностей, которые пришлось испытать всему составу экспедиции, и то бескорыстное и честное отношение к делу руководителей, без которого немыслима никакая научная работа”.

Нетронутые богатства

Из своего арктического опыта Транзе сделал вывод о невозможности “практически осуществить сообщение кратчайшим путем по Ледовитому океану из Европы на Дальний Восток”. И в то время это действительно было так. Превращение Северного морского пути в транспортную магистраль стало задачей, решать которую довелось уже следующим поколениям русских моряков.

“Докладчик, – информировала читателей газета, – разделил северный путь на несколько районов. Первый, от Новой Земли до острова Чельмен, включая устья Оби и Енисея, вполне доступен для судоходства. Желательно возобновление ежегодных пароходных рейсов для сношения с Сибирью и эксплуатация еще не тронутых рыбных и звериных промыслов и угольных и рудных месторождений. Второй район, значительно севернее – от острова Чельмен до мыса Челюскина – мало доступен, но интересен в научном отношении. Необходимо дать описание и съемку Земли Императора Николая II, имеющей важное географическое положение, а также и других многочисленных островов, исследовать течения, провести ряд метеорологических наблюдений и т. п. Горные и животные богатства такие же, как первого района, но для промышленников и предпринимателей по своей трудности этот район почти недоступен. Экспедиция видела обнажение на поверхности каменного угля, руд, был найден целый мамонт с кожей и шерстью – цель одной из будущих экспедиций. Охотники убивали по десяти и более белых медведей в день, в несколько часов команда ледокола на одном из островков набрала несколько тысяч яиц северных птиц. Таковы нетронутые богатства Севера”.

За время пребывания в Мурманске Николай Транзе успел внести свою лепту в развитие кольского краеведения, поучаствовав в открытии первой местной краеведческой организации – Мурманского отдела Архангельского общества изучения Русского Севера. На собрании отдела, состоявшемся 6 апреля 1919 года, Транзе был выбран членом его правления. Кроме того, он и Гефтер пожертвовали в пользу другой организации – Мурманского Комитета Общественного Призрения 90 рублей на двоих – все, что могли в ту пору.

Гефтер, ставший, по сути, летописцем мурманской жизни времен гражданской войны, в “Секретном курьере” дает несколько интересных штрихов к портрету Ранау-Транзе. Вот описание сборов в Мурманск: “Было закуплено много необходимых вещей для жизни на Крайнем Севере. Ранау относился к этим покупкам с таким воодушевлением, будто дело шло об экспедиции на Северный полюс. С особою страстью он отнесся к покупке обуви. Высокие шнурованные сапоги со швами на верхней стороне ступни, на лосиной подошве, пропитанной моржовым жиром… Его глаза сверкали. Казалось, перед ним проходили картины из его прежних долгих скитаний в полярных экспедициях, когда он открывал новые земли, плавал на одном корабле со Свердрупом во время оно – сподвижником Нансена в его знаменитом странствовании на “Фраме” к Северному полюсу”.

Или еще деталь. Ранау-Транзе “расхаживал по Мурманску в одном спортивном костюме без пальто. Ему было холодно. Увы, костюм не оправдал себя. Но принципом Ранау было: раз ошибся – терпи, сам виноват!.. Он просил только не говорить об этом его жене… Она знала, что у него было уже несколько плевритов, и будет поэтому очень волноваться по поводу его здоровья”.

Вызваны из забвения

Николай Транзе покинул Мурманск в конце апреля 1919 года. “От Севера он в восторге был, – приводит воспоминания его брата Леонида в книге “Командоры полярных морей” писатель Николай Черкашин. – Говорил: кончится война – ни дня на службе не останусь. На Север! Там для России великие дела можно делать”. Однако больше на Русском Севере ему побывать не довелось. Из Швеции он перебрался в Норвегию, работал на угольных шахтах Шпицбергена. В 1923 году Николай Александрович эмигрировал в США, где в течение следующих пяти лет был экспертом по Арктике при Американском географическом обществе. Он издал фотоальбом и книгу о Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. Эти публикации стали сенсацией и сделали Транзе состоятельным человеком. С 1928 по 1934 год он – президент и главный инженер “Де Ботезет импеллер компани” – крупной фирмы по производству вертолетов. По данным известного геофизика и специалиста по арктической топонимике Георгия Аветисова, после второй мировой войны Транзе занял пост главного эксперта по восточным делам Центральной разведки СИА в Вашингтоне и оставался в этой должности вплоть до 1956 года. Президент Дуайт Эйзенхауэр наградил его высшим знаком отличия – золотой медалью “За заслуги”. Умер Николай Александрович 27 декабря 1960 года в городе Сумин штата Нью-Джерси, где владел участком земли и домом, построенным собственными руками. Согласно завещанию его кремировали, а прах развеяли над имением.

Время пощадило острова Транзе на карте Арктики – они не были переименованы в советскую эпоху. Вызваны из забвения и заново очерчены исследователями контуры судьбы Николая Александровича. Но вот мурманский след его биографии затерялся. Отыскав его сейчас, мы прочитали еще одну малоизвестную страницу истории заполярной столицы.

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ, сотрудник Государственного архива Мурманской области
По материалам Научно-справочной библиотеки ГАМО

http://vmnews.ru/proekty/100-stranic/2013/04/05/murmancy-tranze-byl-v-vostorge-ot-severa

Больше информации о: , , , , , , , ,



Новости Мурманска

0No feed items.

Все новости Мурманска и Мурманской области >>